Телефон: +7 (916) 117 37 72 | E-mail: info@stroimmonastir.ru

Помню колючую шинель, запах махорки и одеколона

22 Feb 2016
Off

Дорогие друзья!

Мы рады получать имена солдат и офицеров Великой Отечественной войны, записанные в синодик монастыря online!

Спасибо Вам за этот труд!

Низкий поклон Вам за истории жизни отцов и дедов, которые присылаете!

Как интересно читать Ваши исторические выкладки о событиях Великой Отечественной войны, как ценно узнавать, что двигало людьми, которые не прекращали сопротивления в казавшихся абсолютно безнадежными ситуациях.

Из книги «Поспешные записки» Феликса Тандилова

Отец — Сергей Константинович Тандилов, 1916 г рождения. Место рождения: Тифлис. Бывшая Гончарная улица, дом 5а.

Отец в Красной армии служил с 1939 года в Пятигорске.

Сергей Тандилов

Сергей Тандилов

Механик-водитель танка, ефрейтор 202-го полка 101-ой отдельной танковой дивизии.

Дивизию перебросили из Пятигорска эшелонами в Брянск (2 июля), в Алферово (4 июля) и до 9 июля дивизия располагалась в Щелканово. 15 июля 1941 года она вступила в бой на Западном фронте, на широком участке от Дуброво до Лаги (Смоленское сражение).

Немалая заслуга 101-ой дивизии в том, что полное окружение и создание немцами «Смоленского котла» было сорвано. Не вдаваясь в стратегические разборки просто проследим боевой путь дивизии составе группы генерал-лейтенанта К.К. Роскоссовского:

17.07.41 сосредоточение в районе Хоблино,
18.07 — в 3.00 ч заняли западный берег р.Вопь в районе Новоселье, и в 5 км северо-восточнее Ярцево (танковые полки в бой не вводились за исключением 1-го батальона 202-го полка),
19.07 — дивизия атакует в районе Семухино, в 19.00 ч — атака сев-зап. Ярцево. Потеряно 40 танков.
20.07 — танковые полки потеряли 50% и были к утру отведены в лес на восточном берегу р.Вопь (по некоторым источникам — заняли оборону на западном берегу),
21.07 — 202 танковый полк занимает круговую оборону в районе Дубино,
22.07 — l дивизия атаковала немцев, но была отброшена на восточный берег р.Вопь,
23.07 — удерживали восточный берег реки.
К ночи 24.07 — танки сосредоточились в лесу, в 10-12 км юго-восточней Ярцево. В дивизии из 200 танков осталось 60. Танки используют как огневые точки.
25.07 — дивизия наносит удар в направлении Новоселье, но танковые полки — в резерве, в районе Краснобавки, Дубины.
26.07 — 101 тд под сильным огнем противника продолжает занимать рубеж в 10-13 км от окраины Хатыни, р.Вопь.
27.07 — 202 танковый полк сосредоточен в лесу западнее Дубины, — в резерве,
30.07 — к 12:00 ч наступали и вышли к Холм, роща 1 км юго-запад Новоселье (восточное),
1 и 2 августа -101 тд потеряла в боях 285 человек и 15 танков.
Далее пока достоверной информации нет, но постараюсь ее добыть. Одно ясно — весь июль и весь август 101 тд дралась, несла большие потери. Но Бог миловал — отец пока был жив.
17 августа 19-ая армия И.Конева, усиленная 101 тд и 67 сд при поддержке 43 смешанной авиадивизии успешно форсировала р.Вопь.
18 августа она продвинулась на 6-10 км в глубину обороны 161 немецкой пехотной дивизии. Атакой 202 танкового полка 101 тд было уничтожено 15 танков (заняли Казаково, Мужилово).

В результате боев 21 и 22 августа 19-ой армией всего было уничтожено 80 танков. Армия пыталась прорвать оборону противника на участке Новоселица, совхоз Зайцево шириной 13 км. 30 танков 202 танкового полка 101 тд поддерживали наступление 50 сд. Остановились в 22 км от Духовщин.

Много шума было в прессе об этих успехах армии И.Конева, отмеченных приказом маршала Тимошенко 02.оп от 17.08.41. Съехалось много писателей, в т.ч. М.Шолохов, А.Фадеев, Е.Петров.

8 сентября нач.генштаба Шапошников приказал войскам прекратить Духовщинскую операцию из-за ее бесперспективности. Наши потери были огромны и составляли 6,5 : 1 к потерям немцев.

16 сентября дивизия была переформирована в 101 мотострелковую дивизию (не хватало танков) в составе Резервного фронта, а точнее в составе группы Болдина.

Эту дивизию еще называют «пропавшей дивизией», потому что она почти вся погибла в начале октября и Приказом по РККА от 20.10.41 была исключена из ее списков.

События разворачивались следующим образом. Как пишет Лев Лопуховский (сын погибшего командира 120-го гаубичного артиллерийского полка) в замечательной книге-исследовании «Вяземская катастрофа», 2008 г.:

«Войска группы Болдина (куда была придана 101 мсд) вели бой на фронте 22-25 км и выполняли важную задачу — перерезать единственную в этом районе дорогу с твердым покрытием — «Батурино — Холм-Жирковский» и воспрепятствовать форсированию Днепра.

101 мсд начала выдвижение в 3.00 ч, 03.10.41г по маршруту Анциперово, Булычева, Яковская, Новики, Лукашно. Эта дивизия, имевшая в своем составе 69 танков к 16.00 ч, 3 октября прошла всего 28 км, и до назначенного района ей оставалось пройти еще 40 км, но немцы уже перехватили это направление в районе Тюкалово.

Как отмечает сам противник — «04.10 южнее Холм-Жирковского оказывает ожесточенное сопротивление 101 тд — ее боеспособность значительно превышает средний уровень». Генерал Гот не решился на переправу основных сил танковых бригад на другой, левый берег Днепра, не отразив контрудар группы Болдина, для чего ему пришлось выделить значительные силы. Атаки наших войск немцы отражали огнем с места, в том числе используя окопные танки.

Войска группы Болдина 4 и 5 октября продолжали атаки с целью отвлечь хотя бы часть сил противника с главного направления, задержать его, чтобы выиграть время для усиления обороны на Ржевско-Вяземском рубеже. Удалось найти подтверждение того, что поселок Холм-Жирковский 4 октября минимум дважды переходил из рук в руки. Генерал Гот доносит: «Упорные бои развернулись юго-западнее Холма. Сюда с юга подошла танковая бригада русских, которая сражалась не на жизнь, а на смерть. Эти бои задержали форсирование Днепра». Остатки дивизии 6 октября отошли к лесу на 1,5 км южнее поселка. За два дня дивизией было уничтожено 38 немецких танков».

Далее, 07 октября наши войска оказались в окружении – части 16,19,20,24,32 армий и группа Болдина ( 23 стрелковых и 5 танковых дивизий) ! И остатки 101 мсд вели бои на рубеже- Черненово, Сельцо, Семенково, Огибалово ( 11-15 км восточнее Игоревская). Потери боевых машин — 70 %.
08 октября части Болдина встретятся с частями Лукина в Аксеньево и Болдин выходит в направлении Гжатска 3-мя группами.
09 и 10 октября части 19-ой армии и группы Болдина вели безуспешные бои в районе Мартюхи ( между Павлово-Лекарево -на севере и Богородицы — на юге) — с целью прорвать кольцо окружения и вырваться в направлении Кишкино, к речке Курьяновка.
10 октября в деревню Шутово в штаб 19-ой армии были вызваны командиры частей армии и группы Болдина и генерал Лукин информировал о 2-х вариантах- круговая оборона или прорыв!
11 октября части группы Болдина продолжали вести бои в районе Обухово-Богородицы-Мартюхи.
Вот это все, что удалось выяснить на сегодняшний день из скудных источников, целый ряд документов был уничтожен в «котле», а остальные пока недоступны.

 

И неизвестно, где и когда погиб отец !
Мы, потомки механика-водителя 101тд С.Тандилова, должны гордиться тем, что эта хорошо обученная регулярная дивизия Красной Армии с самого начала и до самого конца дралась героически. Так отчаянно боролась, что даже «удостоилась быть отмеченной» самим противником (донесение генерала Гота) — это в самом деле большая редкость.
По месту гибели дивизии, в поселке Холм-Жирковский был установлен танк-памятник, теперь там Поле Памяти.
Последнее письмо отца с фронта датировано 02 октября 1941 года, в котором он прислал домой Справку от 29 сентября 1941 года за подписью нач.штаба капитана Софьина и интенданта 2-го ранга Драганюка о том, что он «служит в 202 танковом полку и на иждивении у него находятся жена и сын».
Процитирую маленькую выдержку из этого письма отца, написанного ясным красивым почерком, причем первая фраза была написана кириллицей, но слова складывались по-армянски (отец знал о цензуре) —

«…я не в драке, не бойся…от столицы 300 поверху». А следующая фраза — уже по-русски — « не сомневайтесь в том, что немец оставит голову на нашей земле, с временным нахождением….и значит это им не Польша и другие».

Член ВКП (б) не мог писать иначе.
Повторяю, что ожесточенные сражения группы генерала Болдина с армией немецкого генерала Гота «в Вяземском котле» пришлись на 4 -7 октября 1941 года.

Дивизия должна была прорвать, вернее не дать замкнуться кольцу немецких армий, но не хватило сил и танков. Однако силы были неравны. Ряд генералов Западного фронта (М.Лукин, Ф.Ершаков, С. Вишневский ) раненые попали в плен. Погиб командир 24-ой армии — генерал-майор К.И.Ракутин.
К 08 октября командующий Западным фронтом И.Конев отдает команду — остаткам наших армий самостоятельно прорываться из этого котла. Вот так — самим!

 

Погиб отец в возрасте 26 лет в числе сотен тысяч бойцов, могилы их неизвестны (по самым скромным подсчетам — 680 тысяч осталось на ратном поле). Ни до этого сражения, ни после — не было такого количества танков и самолетов на квадратный метр войны.
На этих страницах войны 50 лет стоял гриф «секретно».
Мама куда только не стучалась, давали только информацию о месте призыва отца — Молотовский военкомат. И все!
Семью известили уже много позже, что в декабре месяце С.Тандилов «пропал без вести»!?
Судьба Москвы зависела от того, как долго окруженные и обреченные наши солдаты окажут сопротивление в «котле». Это же страшная и, пожалуй, самая кровавая битва Отечественной войны.

Маршал Г.Жуков признал:

«Неоценимую услугу оказали войска, дравшиеся под Вязьмой. Они дали нам время, чтобы организовать оборону».

Позволило восстановить фронт на Можайской линии обороны Москвы.
Эти сотни тысяч наших бойцов еще в октябре месяце прикрыли своей грудью, стояли насмерть и не допустили немцев в Москву, они «не пропали без вести», а сложили свои молодые головы в ожесточенных боях. За всех за нас — сегодняшних.
Патриарх Кирилл назвал это сражение «Русской Голгофой».
Памятник защитникам Москвы не установлен до сих пор, до сих пор не названы поименно и не награждены посмертно эти героические солдаты, до сих пор «не похоронен последний солдат»!
Сегодняшние аналитики говорят о трех причинах этой катастрофы :
1 Ставка не сумела определить направление главного удара,
2.Неправильно организована оборона и взаимодействие войск,
3.С задержкой на сутки дали разрешение на отвод войск Западного фронта.
В результате — «Вяземский котел»!
До призыва на службу в армии отец — «престижный» водитель первых тбилисских троллейбусов. По воспоминаниям соседей — уважительный , добрый и красивый парень, с юмором.
Мой старший сын Сергей, 1965 г. рождения, названный в честь обоих своих дедушек, внешне очень похож на него. Теперь он в два раза старше своего деда. А я — в три раза.

Отца я помню очень-очень смутно: перед глазами стоят хурджин с деревенскими гостинцами — чурчхелы, фрукты, табак, бастурма.

Вижу вечерний туманный перрон, вагоны, пыхтящий паровоз, много народу. Помню колючую шинель, запах махорки и одеколона. Прижимаюсь к петлицам шинели. И все — проводили отца — то ли на фронт, то ли после отпуска — в Пятигорск.
Воистину, — кто не знает своего прошлого, у того нет будущего!
Вечная память погибшим воинам!
Аминь!

«У Бога все живы!»: Вяземский монастырь сохраняет имена воинов Великой Отечественной

15 Feb 2016
Off

Публикация сайта «Бессмертный полк», moypolk.ru

14 февраля 2016 года

10 октября 1941 года

«Дорогие русские люди, соотечественники. Не забывайте нас. Мы, что могли бороться – боролись…
Ну вот пришел конец. Нас захватили в плен, раненых, истекающих кровью, и морят голодом. Издеваются над нами, гонят нас насильно в Починки. А дальше что будет, не знаем. Много народу уже померло от голода и побоев. Кто найдет эту записку, пусть передаст в любые органы власти: в сельсовет, или в колхоз, или в архив. Может быть, останутся люди живы, кто-нибудь на Русской земле…
Кто после нас будет в живых, пускай помнят, что люди боролись за свою Родину, любили ее, как мать. Мы непобедимы!»

Эта записка уроженца Горьковской области, рядового 45-ой танковой дивизии 58 полка Степана Максимовича Крутова, найденная в гильзе крупнокалиберного патрона под Смоленском в 1963-м году, открывает синодик (книгу памяти) Спасо-Богородицкого Одигитриевского женского монастыря. Монастырь поминовения воинов строится в окрестностях Вязьмы Смоленской области, где в Великую Отечественную войну в так называемый «Вяземский котел» осенью 1941-го попали четыре армии — 37 дивизий, 9 танковых бригад, 31 артиллерийский полк РГК. На поле боя остались 380 тысяч бойцов Красной Амии, еще более 680 тысяч попали в плен. Земля под Вязьмой буквально нашпигована железом и останками.

За последние годы при участии монастыря в его окрестностях установлено 52 поклонных креста. В поисковый сезон 2014 года обнаружены 326 останков воинов, из них 32 опознаны. В Покровском храме монастыря был совершен чин отпевания и останки погребены в братской могиле в с.Богородицком. В прошлом году во время Вахты памяти обнаружили останки 118 воинов, они также были отпеты и похоронены. 8 имен были внесены усилиями поисковиков в синодик монастыря. Но имен большей части воинов установить не удается. Именных медальонов, документов — еденицы. Найти их — большая удача. А сколько из этих 380 тысяч не найдены и не похоронены?

Где-то там, на Смоленщине навсегда остался 33-летним младший лейтенант Тимофей Головин. Командир взвода связи 2 батальона 735 стрелкового полка 166 томской стрелковой дивизии погиб 21 июля 1941 г.

«166-я стрелковая дивизия ушла из Томска на фронт в пятый день войны. Шестнадцать тысяч бойцов и командиров. Им выпала трагическая судьба. В составе 24-й армии томская дивизия приняла на себя главный удар, обрушенный фашистами на Москву… Они отстояли столицу ценой жизни. Из «вяземского котла» живыми вышли всего 517 человек. Москва выстояла. План «Тайфун» рухнул. Блицкриг был сорван. А значит, томичи победили!.. На местах боев дивизии благодарные потомки воздвигли памятники воинам: в деревне Верховье томскими студентами была построена церковь архистратига Михаила, посвященная 166 с.д., там же находится могила бойцов из дивизии и жителей д. Верховье, погибших в годы ВОВ, мемориал 166 с.д. и музей, посвященный ей. В деревне Капыревщина есть церковь и  находятся братские могилы, которые есть и в деревне Богомолово. В г. Ярцево Смоленской области существует «Поле Славы», на котором захоранивают найденных в округе бойцов…» — это запись со страницы томского бойца.

В Спасо-Богородицком Одигитриевском женском монастыре сохраняют память не только о тех воинах, кто погиб под Смоленском.

«Письма с рассказами о воинах Великой Отечественной приходят в монастырь со всей России и из стран дальнего и ближнего зарубежья. В настоящее время в синодик монастыря записаны свыше 10 тысяч имен. Истории о героях войны пополняют архив обители почти каждый день, — рассказали в монастыре. — Сегодня в синодике монастыря свыше 10 тысяч имен воинов, о упокоении душ которых молятся каждый день. Значительная цифра! Но это – всего лишь 10 тысяч из многих миллионов солдат и командиров, убитых с 1941 по 1945 год». 

Сейчас внести имя своего воина в синодик для вечного поминовения можно даже он-лайн, пользуясь сайтом Спасо-Богородицкого Одигитриевского женского монастыря (www.stroimmonastir.ru). Для этого нужно зайти в раздел «Запиши имя воина». Как поясняется на сайте, «Чтобы записать имя воина, нужно заполнить следующие разделы. Можно вносить ту информацию, которую знаете. Если Вы сочтете необходимым сообщить подробности жизни и подвига воина, мы опубликуем историю на сайте, и о Вашем герое узнают многие. Мы предлагаем Вам вспомнить Ваших предков, родных и близких, друзей и знакомых, павших, защищая Родину и погибших при исполнении долга, и записать их имена для вечного поминовения в монастыре, ведь души ушедших из этого мира офицеров и солдат продолжают оберегать всех нас и нашу страну».

Для сведения

Спасо-Богородицкий Одигитриевский женский монастырь поминовения воинов – первый в России монастырь, посвященный молитвенной памяти воинов, погибших в Великую Отечественную войну, и тех военнослужащих, которые отдали свою жизнь за Родину в наши дни. Обитель строится в продолжение древней православной традиции. Издревле на Руси было принято на местах наиболее ожесточенных боев с неприятелем ставить новые храмы и открывать монастыри как свидетельство памяти потомков о подвиге предков. Монастырь расположен под Вязьмой на поле, где в октябре 1941 года в жертвенном подвиге положили жизни «за други своя» сотни тысяч наших воинов. В обители есть чтимая икона Одигитрия «Вяземская ратная», на которой бойцы Красной армии впервые изображены как мученики. Имена воинов в синодик  собираются в течение последних двадцати лет по материалам, представленным родственниками, сослуживцами, поисковиками.

На войне неверующих не бывает

11 Feb 2016
Off

Для Наташи поиск деда продолжался 10 лет. А завершился ранним зимним утром в монастыре под Вязьмой.

Она приехала в день рождения деда, чтобы помолиться и записать его имя в синодик. Так и появилось новое имя.

Рябинин Николай Михайлович

Запись в синодике

Запись в синодике

«Не скажу, что все 10 лет я провела в активном поиске сведений о судьбе дедушки, — говорит Наташа, — работала по поисковикам в Интернете. Было и так, что руки опускались, думала, ну, если пропал человек без вести, то как найдешь? И все же обидно было. Дедушка же не кошелек, чтобы потеряться».

Однажды почти бесцельное блуждание в сети привело Наташу на вновь созданный сайт городка Кореновска, именно там, в Краснодарском крае, родился ее дедушка Николай. На сайте собрали информацию об известных уроженцах. Среди них оказался Рябинин. Так Наташа узнала, что, прежде чем уйти на войну, он был первым директором Вечерней школы.

Дедушка Наташи Николай Рябинин

Дедушка Наташи Николай Рябинин

В одном из номеров журнала «Славянка» Наташа прочитала статью про блаженную старицу схимонахиню Ольгу.

«Матушка Ольга — из Москвы, при советской власти вела трудную жизнь. Умерла в начале 70-х годов, когда ей было уже за сто лет. На Калитниковском кладбище на Таганке о ней книги продают. К могиле постоянно приходят поклониться, молитвенно наставления попросить.
Я пришла на кладбище, а там у входа – большой мемориал воинам, погибшим во время обороны Москвы, – вспоминает Наташа. – Подошла, стала читать, вдруг имя деда на этих камнях записанным окажется. Нету. Расплакалась. Мы живем, а человек исчез.
Рядом была могила матушки Ольги и я со слезами припала к ней. Взмолилась, чтобы помогла мне найти деда. Вечером решила еще сделать запросы в Интернете. И тут произошло мое маленькое чудо. К утру я уже знала, что дед погиб под Вязьмой».

На сайтах «ОБД Мемориал» и «Забытый полк», нашлись записи о том, что дедушка пропал без вести.
Информация была такая: Рябинин Николай Михайлович, призывался из города Кореновска, Краснодарского края, станица Елизаветинская. Жена – Мария Трофимовна Рябинина. Последние сведения зафиксированы 1941-м годом.

Последняя запись о дедушке

Последняя запись о дедушке


«И тут, к счастью, я нашла ресурс Солдат.ру, который позволил мне значительно продвинуться в розыске. Этот сайт связывает номер полевой почты и номер дивизии. Так я выяснила, что дедушка сражался в 129-й стрелковой дивизии, которая относилась к 19-й армий, выходившей из окружения севернее Вязьмы. 11 октября 1941 года в 16.00 эта армия погибла».

«Я проверяла, не попал ли дедушка в плен, ведь когда немцы вошли в Вязьму 7 октября, на этой территории были организованы пересыльные лагеря – Дулаги – из которых выжившие пленные отправлялись в немецкие лагеря, — продолжает свой рассказ Наташа. – Есть такая база данных «Центра документации Дрезден», в которой скрупулезно зафиксированы сведения обо всех пленных, там есть и база захоронений.
Попробовала проверить, нет ли там деда. Нашла однофамильца – Рябинина Николая Михайловича, только другого года рождения. Дедушки не было. Потом узнала про Екатерининское кладбище в Вязьме, где были захоронены останки бойцов, участвовавших в оборонительной операции. В сети есть фотографии камней с фамилиями павших, но и там имени моего деда не оказалось.
А потом прочитала про Спасо-Богородицкий Одигитриевский женский монастырь поминовения воинов и поняла, что здесь и будет его место, последнее пристанище моего дедушки, что тут будут о нем молиться».

«Пока я собирала информацию о дедушке, прочитала в одной из проповедей Святейшего Патриарха Кирилла о том, что такая жертвенная смерть, которой пали солдаты под Вязьмой, делает их причастными Богу.
Часто встречала на форумах и вопрос: как понять достоверно, крещен ли был человек, верил ли он в Бога, был ли атеистом или коммунистом, можно ли мне за него молиться?
Я тоже размышляла на эту тему и пришла для себя к такому выводу: на войне неверующих не бывает. Там сами экстремальные обстоятельства, близость смерти, непосредственная, осязаемая, обоняемая и чувствуемая остро всем нутром человеческим, делает его сопричастным Богу.
У Бога все живы и мне кажется что то, что та непогода, которая в результате остановила немцев на подступах к Москве, хотя все защитники столицы уже погибли, стала результатом сражения рати небесной. Я уверена, что наши отошедшие ко Господу солдаты тогда в октябре 1941 года как небесное воинство закрыли Москву от немцев. Поэтому наши воины – победители. И среди них – и мой дед Николай».

Наташа осматривает поле, на котором, вероятно, погиб ее дед Николай. Наш плотник Саша - знаток событий октября 1941 года - рассказывает ей, как выходили из окружения бойцы по реке Курьяновке

Наташа осматривает поле, на котором, вероятно, погиб ее дед Николай. Наш плотник Саша — знаток событий октября 1941 года — рассказывает ей, как выходили из окружения бойцы по реке Курьяновке


Там, где видны деревья, русло реки Курьяновки, по нему и был прорыв из окружения. Вид с колокольни Покровского храма

Там, где видны деревья, русло реки Курьяновки, по нему и был прорыв из окружения. Вид с колокольни Покровского храма