Телефон: +7 (916) 117 37 72 | E-mail: info@stroimmonastir.ru

Мише и Толе от отца

04 Nov 2018
Off

Имя воина: Павел Андреевич Блохин. Дата рождения: 1904 год. Место рождения: деревня Львовка Шацкого района Рязанской области. Воинское звание: лейтенант. Записала Мария Блохина.

Жизнь распорядилась так, что с прадедом не пришлось пообщаться ни мне, ни его внучке Татьяне. Павел Андреевич рано оставил созданную в юности семью и не занимался воспитанием сыновей от первого брака (в том числе моего деда Анатолия). Поэтому его биографию приходится восстанавливать буквально по крупицам. Процесс этот долгий, сложный и противоречивый, как сама жизнь деревенского парня Павла Блохина.

Детство и юность

Мой прадед, Блохин Павел Андреевич, появился на свет в первый день нового 1904 года в деревне Львовка Кермисинской волости Шацкого уезда Тамбовской губернии (на период войны и до сего дня – Шацкий район Рязанской области). В многодетной крестьянской семье, помимо Павла, были еще трое детей, две девочки – Шура и Лида — и мальчик Федор.

Небольшая деревня Львовка, в которой Павел родился и вырос, по утверждению местных жителей, получила название в честь помещика, князя Львова. Она и поныне располагается в живописном месте на границе Рязанской, Тамбовской и Пензенской областей. Окрестности были богаты реками, лесами, грибами и вишневыми садами.

По епархиальным сведениям 1911 года во Львовке числилось всего 50 крестьянских дворов. Правда, рядом находился волостной центр — крупное село Кермись, имеющее 270 крестьянских дворов и 2 240 жителей. Этот населенный пункт был островком цивилизац ии для уроженцев маленьких окрестных деревень, там располагались 4 школы, а также Христорождественская церковь, к приходу которой относилась деревня Львовка (вероятно, в этом храме и крестили Павла). Ближайшим большим городом был Шацк с населением более 16 000 человек (данные на 1913 год). Шацкий уезд располагался на севере Тамбовской губернии, где была распространена казачья культура. Там проживало много донских казаков, а Чернеев монастырь под Шацком был подведомственен Всевеликому войску Донскому. Тамбовская губерния входила в пятерку самых развитых регионов Российской империи, благодаря своему удобному расположению (отдаленности от фронтов), а также плодородным черноземным почвам, дававшим богатый урожай зерна, который местное население поставляло не только в другие губернии, но и за границу.

Увы, Павел всего этого благоденствия не застал. На его детство и юность пришлись Первая мировая война, отречение царя и приход к власти большевиков, чему не обрадовались жители губернии. Установленная советской властью непосильная норма сдачи хлеба государству (продразверстка), очередная мобилизация из и без того оскудевших мужиками деревень, массовые убийства священнослужителей и иной беспредел представителей «советов» на местах осенью 1918 года привели к Шацкому уездному восстанию под лозунгом «Долой советскую власть!», в котором участвовали не только казаки и зажиточные крестьяне, но и часть крестьянской бедноты. Восставшим даже удалось на несколько дней взять Шацк, и выбить их было возможно только при помощи войск НКВД, прибывших на подмогу из Ряжска, Рязани и Тамбова.

По свидетельству очевидцев, в отместку власть утопила мятежный уезд в крови. Однако весной 1920 года восстание вспыхнуло вновь, на этот раз в нем приняло участие около 7 тысяч человек. Подразделения ВОХР, посланные на подавление мятежа, не смогли выполнить свою задачу и сумели ликвидировать его только после прибытия войск Орловского военного округа к 19 апреля.

Между тем волна восстаний продолжала катиться по губернии, и в итоге вылилась в крупнейшее в истории советской России Тамбоское крестьянское восстание (1920 — 1921 годов). Стремясь подавить «упрямых кулаков», советская власть на Тамбовщине создала жесткий режим с уничтожением сел и деревень, массовыми расстрелами.

Мятеж был жестоко подавлен. Только убитыми повстанцы потеряли 11 000 человек. Репрессировано было по разным оценкам от 30 до 50 000 человек, многие были депортированы целыми семьями в Архангельскую губернию. Регион, бывший некогда житницей Российской империи, фактически скатился в нищету и потерял две трети населения: тысячи расстрелянных, сотни пустующих домов насильно депортированных, сожженные карателями населенные пункты. Если взять старую карту Тамбовской губернии и сравнить ее с картой сегодняшней, то можно увидеть, сколько тогда погибло сел и деревень. Репутация «бунтовщиков» и «кулаков» преследовала жителей этих мест вплоть до окончания Великой Отечественной войны. Репрессированные в 20-х годах участники крестьянского восстания были практически в каждой семье, что прямо отражалось на возможности родственников занимать какие-либо значимые должности. Из-за этого многие тамбовчане покидали родные места и в поисках лучшей жизни устремлялись в другие регионы страны.

Семейная жизнь

Долго учиться Павлу, как и большинству деревенских детей того времени, не пришлось. Он получил начальное образование, овладел самой популярной в этих краях профессией строительного мастера (плотника) и часто уходил на заработки в другие села и города.

Прадед был уверенным в себе, задиристым, высоким и складным, пользовался большой популярностью у девушек и рано создал свою семью. 11 февраля 1924 года, в 20 лет, он женился на скромной девушке из соседнего села с забавным названием Шарик – 18-ти летней Екатерине Леонтьевне Ворониной.

Вскоре в молодой семье появилось двое детей: Миша (1925 г.р., участник ВОВ) и Толя (1928 г.р. — мой дед). Еще до рождения младшего сына Павел Андреевич уехал на заработки в Казахстан, и оттуда (во многом благодаря стараниям собственной матери, которой почему-то активно не нравилась невестка) не вернулся. Произошел развод, нонсенс по тем временам, в результате чего моя прабабушка сошлась с вдовцом, имеющих 4-х детей от первого брака — родственником прадеда (возможно, троюродным братом) Наумом Блохиным, а Павел создал другую семью в Алма-Атинской области, женившись (приблизительно в 1928-1929 годах) на юной девушке Анне. В новой семье на свет появились еще двое детей: дочь Валя (1930 г.р.) и сын Владимир (1934 г.р.).

Блохин П.А. в 1932 г. с дочкой Валей

Блохин П.А. в 1932 г. с дочкой Валей

Сталинские репрессии

В Казахстане прадед с семьей проживал по адресу «станция Сары-Озек, дом 9» (современный Кербулакский район Алматинской области, линия Семипалатинск — Алма-Ата, в 93 км к юго-западу от города Талдыкорган ) и работал строительным мастером прорабского пункта той же станции на Турксибской железной дороге. Примечательно, что от вышеуказанной станции начиналась особо секретная автомобильная трасса, безопасность которой обеспечивала военная часть, находящаяся в подчинении разведывательного управления СССР. Этот путь снабжения китайской армии оставался самым надежным и действовал до конца 1944 года в условиях абсолютной секретности, сохраненной до нашего времени.

Блохин П. А. в форме железнодорожника 1937 год

Блохин П. А. в форме железнодорожника 1937 год

Вероятно, местные жители и работники станции находились под пристальным вниманием всевластного ока НКВД. На дворе стоял страшный 1938 год, своего пика достиг сталинский террор. В такой взрывоопасной обстановке достаточно было любого анонимного доноса, чтобы загреметь в тюрьму или быть «поставленным к стенке».

28 сентября 1938 года беда в лице сотрудников НКВД пришла в дом Блохиных. Павел Андреевич был арестован Дорожно-транспортным отделом Главного управления государственной безопасности Турксибской железной дороги (далее — ДТО ГУГБ). Прадеду — бывшему крестьянину, простому работяге, вменялось «участие в антисоветской правотроцкистской организации (вряд ли Павел вообще знал, что это такое) и проведение подрывной деятельности на Турксибской железной дороге».

Приговором, вынесенным спустя чуть больше месяца после ареста, 04 ноября 1939 года, Блохин Павел Андреевич был приговорен к 5 годам лишения свободы в исправительном трудовом лагере (ИТЛ) по ст. 58-7, 58-11 УК РСФСР.

Постановлением ДТО НКВД Турксибской железной дороги от 20 мая 1940 года дело по обвинению Блохина П.А. было прекращено за недоказанностью состава преступления. Получается, что прадед безвинно отсидел 1,5 года в тюрьме или лагере (а казахстанские ИТЛ считаются одними из самых страшных в системе ГУЛАГ из-за климата и невыносимых условий работы). Как и при каких обстоятельствах он смог добиться освобождения, уже будучи осужденным, да еще в пору расцвета лагерей, когда «трешка» лет заключения по итогам разбирательства считалась подследственным за счастье и постоянного увеличения «плана по расстрелу врагов народа», неизвестно. Можно лишь предположить, что выйти на свободу ему помог кто-то из друзей или знакомых, имеющих отношение к системе.

Великая Отечественная война

На фронт Блохин Павел Андреевич был призван в первой половине войны (в 1941 или 1942 году). Был офицером, проходил службу в звании лейтенанта. Побывал на специально созданном командованием Сталинградском фронте. Овладение Сталинградом было одной из важнейших задач германского командования, особенно после захлебнувшегося наступления на Москву. К началу Сталинградской битвы противник имел превосходство над советскими войсками в людях в 1,7 раза, в танках и артиллерии — в 1,3 и в самолетах — более чем в 2 раза.

Победа под Сталинградом обошлась нашей стране практически стертым с лица земли процветающим городом и реками крови. Советский войска потеряли на этом плацдарме убитыми 478 741 человек, раненными 650 878 человек.

Я не знаю, как мой прадед вообще выжил в этом аду. В память об этих событиях в семье хранится реликвия — высланная сыновьям (одному из которых меньше чем через год самому предстояло отправиться на фронт) фотографическая карточка с собственноручной надписью на обороте химическим карандашом «Память обороны Сталинграда. Отечественная война 1942 г. Мише и Толе от отца».

Блохин П. А., Сталинград, 1942 год

Блохин П. А., Сталинград, 1942 год

Оборот фото, 1942 год

Оборот фото, 1942 год

К сожалению, подробности боевого пути Блохина П.А. мне неизвестны. В ответ на мой запрос в архив Минобороны Республики Казахстан пояснили, что их архив начал формироваться в 1990-е годы, а значит, все данные переданы в ЦАМО РФ, который уже несколько лет не отвечает на письменные запросы о фронтовых дорогах участников войны.

После войны

С войны прадед вернулся в Казахстан. К сожалению, вторая жена Павла Андреевича рано умерла, оставив его одного с двумя маленькими детьми на руках. (Скорее всего это было уже после окончания войны). Тяжело мужчине было тянуть на себе бытовые вопросы в одиночку. В дом нужна была хозяйка и вскоре Павел Андреевич женился в третий раз. В этом браке тоже был ребенок, мальчик по имени Саша (предположительно). Но являлся ли он сыном прадеда, либо был ребенком новой жены от предыдущих отношений, неизвестно.

Павел Андреевич до старости жил и работал в Алма-атинской области. В 1954 году, после демобилизации с флота, к Блохину П.А. приезжал его сын Анатолий (мой дед), который в свои 25 лет в первый раз в жизни увидел отца. Увы, по понятным причинам родными людьми они так и не стали. В дальнейшем поддерживали общение лишь по переписке, которая прекратилась после скоропостижной смерти деда в возрасте 40 лет. Поэтому точно неизвестна и дата смерти прадеда, но жизнь он прожил большую, умер в возрасте за 70 лет.

стих-строим монастырь

Эпилог

Несмотря на то, что отношения с прадедом моя семья фактически не поддерживала, я с большим уважением отношусь к его воинским заслугам. Это единственный офицер в нашем роду, плюс участник тяжелейшей обороны Сталинграда. К сожалению, кроме вышеизложенной информации о репрессиях в адрес прадеда и его боевом пути мне более ничего не известно. Запросы в архиве прояснили лишь часть картины, а связь с родственниками по линии прадеда на данный момент потеряна.

Ты же выжил, солдат, хоть сто раз умирал

03 Oct 2018
Off

Имя воина: Михаил Леонтьевич Воронин. Дата рождения: 1925 год. Место рождения: село Шарик, Шацкого р-на, Рязанской области. Воинское звание: младший сержант. Дата смерти: февраль 2001 года. Место смерти: город Фрязино. Записала Мария Блохина.

Воронин М.Л., 1947 год

Воронин М.Л., 1947 год

Воронин М.Л. с внуком Михаилом, 80-ые

Воронин М.Л. с внуком Михаилом, 80-ые

В мою детскую память навсегда врезался один крохотный эпизод. Мы с мамой приехали в подмосковный город Фрязино и остановились дома у деда Миши, чтобы на следующий день присутствовать на свадьбе названного в его честь внука. Михаил Леонтьевич готовился к торжеству и достал из шкафа черный, с наградными планками пиджак. Помню свое огорчение, когда я увидела, что наград не так много, и один из рядов не закончен. В моей юной глупой голове господствовало представление, что вся грудь ветерана Великой Отечественной войны должна быть увешана медалями. Теперь, по прошествии многих лет мне очень стыдно за эти пусть и не высказанные вслух мысли в адрес человека, который не просто прошел войну, а был там, где от жизни до смерти — всего один шаг – бронебойщиком в пехоте на передовой.

Нижеследующий подробный рассказ — моя скромная дань светлой памяти деда Миши, отважного русского солдата.

Детство

Михаил Леонтьевич Воронин родился 21 ноября 1925 года, в «Михайлов день», в селе с забавным названием Шарик, Шацкой волости, Сасовского уезда, Рязанской губернии (ныне — Шацкий р-н Рязанской обл.) в большой крестьянской семье. Его отец, Леонтий Моисеевич, потомок крепостных графа Л. А. Нарышкина, будучи вдовцом с двумя дочерями (Оксаной и Катей — впоследствии моей прабабушкой), вступил в новый брак с 27-летней одинокой сельской девушкой Феоктистой (домашние звали ее Фекта) , и вскоре на свет появилось еще четверо детей: Полина, Миша, Настя и Володя.

Село Шарик, в котором прошли детские и отроческие годы Михаила, было старинное и большое, 1797 года основания, его первыми поселенцами стали пять семей, переведенные из Конобеевской волости, в их числе были и родоначальники ветви Ворониных. Доподлинно неизвестно, почему населенный пункт получил столь странное наименование. По одной из версий село названо в честь помещичьей собаки, по другой — по прозвищу самого владельца имения, полного, но шустрого, как шарик.

Разве мог представить тогдашний деревенский мальчик Миша, что его мирную, размеренную сельскую жизнь нарушит война и юные годы придется провести в холодных лесах и топких болотах Ленинградской области и Карельского перешейка.

Воинская специальность

В РККА беспартийный Воронин М.Л. был призван Шацким РВК Рязанской области 11 января 1943 года, будучи совсем мальчишкой, практически одновременно со своим племянником из соседнего села Львовка — тезкой-ровесником.

В руки долговязого 17-ти летнего сельского парня было вручено средство для уничтожения фашистских танков, бронемашин и пулеметов – противотанковое ружье (ПТР), иногда именуемое солдатами «малой артиллерией».

Противотанковые ружья системы Дягтерева (ПТРД) и Симонова (ПТРС) массово появились на передовой в самый тяжкий период войны, в конце 1941 года, когда катастрофические потери артиллерии вынудили делать ставку на это простое, дешевое оружие.

В расчет ПТР входило два бойца: 1-ый номер — наводчик (им был Михаил) и заряжающий (2-ой номер). Оба они должны были быть смелыми, каждый бронебойщик «в учебке» сдавал своеобразный экзамен: проходил так называемую «обкатку танками». Над находившимся в окопе бойцом проезжал советский танк, после чего солдат должен был быстро вылезти из окопа, точно метнуть учебную гранату, вернуться в окоп и прицельно выстрелить из винтовки, имитируя огонь по якобы убегающему танковому экипажу. Нужно было иметь хорошую физическую подготовку, так как ружья имели длину около двух метров, немалый вес (около 15 кг) и очень мощную отдачу. Физически слабый или неумелый стрелок мог запросто сломать прикладом себе ключицу.

Тяжелое ружье на пеших маршах обычно транспортировалось вдвоем, второй номер нес еще и специальные бронебойные патроны. Командиру расчета (наводчику) помимо прочего предписывалось иметь отличное зрение, хорошие показатели по стрельбе, быть грамотным (образование — желательно не менее 7 классов).

Наиболее толковым бойцам по окончании «учебки» присваивалось воинское звание младший сержант (они же становились наводчиками и командирами орудий), остальных выпускали простыми красноармейцами — вторыми номерами ПТР. Но в любом случае молодые солдаты гордились своей воинской специальностью и гордо называли себя «истребители танков».

Однако во фронтовых условиях быстро приходило осознание того, что для того, чтобы подбить немецкий танк хотя бы в борт, бронебойщикам нужно было подпустить его на 100-200 метров, тогда как танковые экипажи могли безнаказанно расстреливать ПТР издалека, с больших дистанций.

Обнаружить такой расчет танкистам не составляло никакого труда — дульный тормоз ружья при выстреле создавал хорошо различимую издалека вспышку пламени и клубы дыма, пыли или снега. К 1943 году — к началу службы Михаила — ПТР уже редко использовали непосредственно против танков. Броня последних была усовершенствована и бронебойщики направляли свои усилия в основном против пулеметов и другой техники противника.

Однако, если наводчику по ходу ведения боя нужно было уничтожить танк, то приходилось стрелять по гусеницам, бензобакам, смотровым приборам и даже по стволам танковых орудий, а потом добивать танки гранатами и бутылками с зажигательной смесью. О грустной фронтовой судьбе большинства таких расчетов хорошо повествуют солдатская поговорка: «Дуло длинное — жизнь короткая», а также последний фильм Леонида Быкова «Аты-баты, шли солдаты».

На фронте

На долю Михаила выпала служба в 1062 Эльбингском полку 281 стрелковой Любаньской ордена Суворова 2-ой степени дивизии 23 армии (так выглядело полное наименование полка к концу войны) вначале Волховского, потом – Ленинградского фронта под командованием генерала (с 18 июля — маршала) Л.А. Говорова.

И воевать юному бойцу пришлось с финнами, иногда называемыми советскими солдатами «лахтарями», по аналогу с «фрицами» — немцами, не уступавшим войскам Вермахта ни в выучке, ни в жестокости. В 1941—1944 годах финские войска вместе с немецкой Группой армий «Север» осаждали город-герой Ленинград.

В июне 281 СД включили в состав 23 армии, история которой, по-своему уникальна и вернее всего ее положение характеризует юмористическая солдатская поговорка времён войны: «В мире не воюют три армии — шведская, турецкая и 23-я советская».

И действительно — активные действия последняя вела только в 1941 году, обороняя (с переменным успехом) от финнов подступы к Ленинграду.

В период с 1942 и до начала 1944 года особой активности части армии не проявляли — с их позиций часто снимались соединения и переводились на более опасные направления фронтов, особенно на южные и западные подступы к Ленинграду. Основное занятие частей составляли: совершенствование обороны, разведка, беспокоящие врага артиллерийские и миномётные обстрелы. Такое положение сохранялось вплоть до 1944 года. Даже после полного освобождения от блокады Ленинграда, финские войска на Карельском перешейке находились всего в 30 километрах к северу от города. Это меньше часа езды до Невского проспекта. Сложившаяся ситуация не могла расцениваться советским командованием как нормальная, и 1944 стал временем кардинальных перемен.

Уже в мае 1944 года 281 СД вновь была переброшена на Карельский перешеек, где начала подготовку к своей части масштабной Выборгской наступательной операции с основной задачей — взятие укрепузла Сийранмяки — части второй полосы укреплений, построенной финнами в 1942-1944 годах на Карельском перешейке, так называемой линии VT (Vammelsuu-Taipale), расположенной на расстоянии 20-30 километров от первой полосы по линии Мятсякюля — Райвола — Куутерселькя — Кивеннапа- Сувенмяки — озеро Суванта-ярви (на данный момент проходит по линии Серово через Лебяжье и Первомайское до Соловьёво) и имеющей укрепления, сходные со знаменитой линией Маннергейма.

В военных сводках эта высота именовалась «высота 171» или «ключевая высота». В течение месяца личный состав дивизии проходил усиленную боевую подготовку на специально созданных штурмовых полосах и стрельбищах, регулярно экзаменовался строгим командованием. Ставка была слишком высока. От общего успеха операции зависело окончательное снятие блокады Ленинграда и полное освобождение Ленинградской области от вражеской оккупации.

Во осуществление Выборгской наступательной операции войска Ленинградского фронта при содействии части сил Балтийского флота и Ладожской военной флотилии в июле перешли в наступление на Карельском перешейке с целью разгрома финских войск и восстановления государственной границы с Финляндией.

Начиная с 10 июня 1944 года 23 армия, в составе 98 СК (командующий — генерал-лейтенант Г.И. Анисимов), прорвав после мощной артиллерийской и авиационной подготовки оборону противника, наступала в северном направлении. 281 СД получила приказ нанести главный удар на правом фланге вдоль дороги на деревни Хартонен, Хаапала, Сийранмяки.

Согласно планам командования, 1062 стрелковый полк первым из состава частей дивизии открыл боевые действия против отборных частей финнов на Карельском перешейке с целью овладеть оборонительными рубежами противника.

11 июня финны оставили Хаартонен и отошли на линию Уконкорпи-Раутийайнен, используя высоты и заранее устроенные инженерные заграждения, и в течение 12 июня оказывали упорное огневое сопротивление частям дивизии.

1062 СП, в составе которого в качестве наводчика ПТР находился младший сержант Воронин Михаил, во второй половине дня 12 июня прорвал оборону противника: 3 ряда траншей, 2 противотанковых рва, проволочное заграждение в два кола, минные поля, и овладел деревнями Алатту и Матилла.

По информации от захваченных финских военнопленных, среди которых были и насильно мобилизованные карелы (представители местной народности финно-угорской группы) — их батальоны в результате боев понесли большие потери: в ротах, рассеянных по лесу, оставалось всего по 15-20 человек.

Именно в этот день младший сержант Воронин Михаил в бою за овладение высотой 128 дважды отличился. Сначала обнаружил мешавший продвижению пехоты пулемет противника, выбрав выгодный рубеж, подбил его и в тот же день сбил финского снайпера – «кукушку» (так обычно именовали солдат-снайперов, маскирующихся в кроне деревьев и контролирующих участок возможного передвижения противника). Подобные бойцы имели в своем распоряжении лестницу, что позволяло им быстро покинуть пост и скрыться в лесу. Сам термин «кукушка» появился из-за способа общения между снайперами, в целях маскировки подражающих голосу распространенной в тех краях птицы.

Таким образом, преодолев заслоны противника на подходах к основному рубежу обороны, 281 СД поздно вечером 12 июня подошла к цели — расположенная в лесу, так называемая «высота 171» в районе деревни Сииранмяки (по некоторым источникам — близ Липола) была сооружена по всем правилам военной науки. Фортификация укрепузла состояла из бетонных убежищ для пехоты, способных выдерживать многократное прямое попадание 100-120 мм снарядов, огневых гнезд, бронеколпаков, проволочных заграждений и противотанковых надолб. Последние устанавливались в несколько рядов на самых танкоопасных направлениях. Там и тут торчали наблюдательные стереотрубы. Инженерные точки заграждения были прикрыты мощным артиллерийским и минометным огнем. Для командования финнов в глубине укрепленной полосы был оборудован бетонный бункер: он же — командно-наблюдательный пункт.

Обороняющая рубеж хорошо обученная и закаленная в боях 2-ая финская пехотная дивизия, включающая части 7-го и 49-го финских пехотных полков и имеющая поддержку тяжелой артиллерии, получила приказ «стоять на смерть», поскольку в случае прорыва был бы поставлен под угрозу отход всего 3-го армейского корпуса за реку Вуоксу. Командовал защитой укрепрайона знаменитый финский офицер — подполковник (позже — генерал) Адольф Эрнрут.

В ночь на 13 июня финская авиация стала бомбить дороги и районы скопления транспорта советских войск. В 12.45 дня советская артиллерия ответила жесточайшим огнем по укрепузлу. Весь день 13 июня советские солдаты предпринимали безуспешные попытки овладеть высотой. Помимо шквального пулеметного огня из амбразур, которым простреливался каждый метр, по советским бойцам били еще два дивизиона артиллерии и несколько минбатарей. Финны ожесточенно сопротивлялись.

Положение усугублялось тем, что высота располагалась в лесу. Такой бой несет дополнительные сложности. Мины и разрывные пули, ударяясь о ветви и стволы деревьев создают трескотню, которая слышится раньше звука выстрелов пулеметов, а значит, и заглушает их. При этом невозможно определить место обстрела. Может вообще казаться, что стреляют откуда-то с тыла, а то и со всех сторон, и притом с близкого расстояния. Но самая страшная опасность — мины. Ударяясь о ветви деревьев, они разрываются вверху, и их осколки уничтожают все живое. Тем не менее, советские бойцы раз за разом шли в атаку, и во время одной из них, поднимаясь на штурм высоты вместе с пехотой, младший сержант Воронин М.Л. получил сквозное пулевое ранение правого колена и с поля боя в 318 медико-санитарный батальон был эвакуирован только на следующий день.

Военные историки отмечают, что по накалу страстей этот бой стал одним из самых страшных за всю историю Карельского перешейка.

Большая деревня Сийранмяки просто перестала существовать. По официальным данным Красная Армия на этом участке фронта потеряла 6 000 убитыми и более 23 000 ранеными. В частности, только 1062 СП всего за 4 дня боев потерял 151 человека убитыми и 330 ранеными. Взятие самой высоты далось так тяжело, что обе стороны даже «не прибрали» тела погибших бойцов. По свидетельству членов поисковых отрядов, еще 10 лет назад на месте боя были траншеи, сплошь заваленные трупами советских и финских солдат. Поисковики поднимали останки 20-30 человек в день.

О награждении Воронина М.Л. медалью "За отвагу"

О награждении Воронина М.Л. медалью «За отвагу»

За активное участие в этой наступательной операции и пролитую кровь 19-ти летний младший сержант Воронин Михаил Леонтьевич 22 июня 1944 года был представлен командиром полка, полковником Бережным к самой почетной солдатской медали «За отвагу». (Приказ № 16-н от 22 июня 1944 г.) Примечательно, что из 27 награжденных, перечисленных в вышеуказанном приказе, 10 — такие же 18-19-ти летние мальчишки.

Госпитали

Большими страданиями обернулись для Михаила мужество и героизм, проявленные в борьбе за высоту 171. Ранение колена оказалось очень тяжелым. Из 318 медсанбата он практически сразу был направлен в Хирургический полевой подвижной госпиталь № 136, а оттуда — спустя сутки — был перевезен в Эвакуационный госпиталь № 991, который дислоцировался в г. Ленинграде на Михайловской улице и занимал всю территорию тогдашней гостиницы «Европейская», вмещавшей 1300 коек (сейчас это — фешенебельный гранд-отель «Европа»).

Справка медархива, Воронин М. Л.

Справка медархива, Воронин М. Л.

По всей видимости, именно здесь ему был поставлен окончательный диагноз «сквозное пулевое ранение правого коленного сустава, проникающее в сустав» и 16 июля сделана операция – «неролизис малоберцового нерва». Михаил Леонтьевич вспоминал, что ногу изначально хотели отнять (скорее всего — в ХППГ № 136), но от ампутации его спас пожилой солдат (имени, увы, не знаю), которому уже отняли ногу, и он — видимо пожалев совсем юного парнишку- настоял на том, чтобы врачи сохранили юноше возможность нормально ходить. Этого человека Михаил Леонтьевич впоследствии с благодарностью вспоминал всю жизнь.

После операции Михаилу требовалась реабилитация, поэтому он был направлен санитарным эшелоном для продолжения лечения в глубокий тыл — в Эвакуационный госпиталь № 3143, расположенный в городе Березники Молотовской области (совр. Пермский край), куда и прибыл 3 августа 1944 года. Данный госпиталь был рассчитан на 700 мест, располагался на территории здания бывшей городской больницы №2, и специализировался именно на лечении больных с повреждением конечностей. Лечебное учреждение считалось образцовым, как в бытовом, так и в лечебном плане, имело в своем распоряжении высококвалифицированный персонал и все необходимое для реабилитации медицинское оборудование.

Именно в ЭГ № 3143 Миша прошел Военно-врачебную комиссию, по итогам которой из-за «остаточных явлений травматического повреждения правого малоберцового нерва, рубца в области правого коленного сустава после проникающего пулевого ранения с повреждением бедренной кости без ограничения функции коленного сустава» признан инвалидом 2-ой группы на 3 месяца и негодным к военной службе с переосвидетельствованием через 6 месяцев.

Решение комиссии датировано 10 августа 1944 года, а уже 19 августа подлечившийся солдат был направлен из госпиталя домой — в родное село Шарик.

Окончание военной службы

Исходя из сведений, предоставленных Шацким военным комиссариатом, учетной карточкой на Михаила они не располагают, поскольку «инвалиды войны с учета снимались и передавались на учет в отдел социальной защиты для назначения пенсии и пособия и им выдавалось военкоматом вместо военного билета свидетельство об освобождении от воинской обязанности». Между тем, на фронтах Великой Отечественной войны навсегда остались лежать 114 земляков Воронина М.Л.

слайд_солдат_память

После войны

В мирной жизни Воронин М.Л. восстанавливал страну. Работал на развернувшихся после войны многочисленных стройках, трудился арматурщиком, водителем бульдозера. Женился. Выбор делал сердцем. Отказался вступать в брак с девушкой, которую ему сватали, и не ошибся, — всю жизнь прожил с выбранной женой Марией, стал отцом двух дочерей: Наталии и Марины, был дедушкой четверых внуков, прадедушкой троих правнуков.

Никогда не сидел без дела, был хорошим плотником, любил работать на земле: выстроил дачный дом, сделал теплицу для овощей, вместе с женой ухаживал за садом и огородом, не гнушался помогать по дому.

Большую часть жизни прожил в небольшом подмосковном городе Фрязино. Часто ездил в санаторий — фронтовое ранение беспокоило его и в мирной жизни.

6 апреля 1985 года ветеран Великой Отечественной войны Воронин Михаил Леонтьевич был удостоен очередной высокой награды – ордена Отечественной войны 1-ой степени. К 40-летию Победы этим орденом награждались лица, принимающие непосредственное участие в Великой Отечественной войне в составе действующей армии, получившие ранения в боях, награждённых в период войны орденами СССР, либо медалями за личные заслуги, в том числе «За отвагу».

В моей памяти дед Миша остался навсегда высоким, подтянутым, бодрым стариком. Однажды мы приехали к нему в гости поздно вечером, и Михаил Леонтьевич — на тот момент человек уже очень пожилой — стал чистить картошку, готовить нам с мамой ужин, несмотря на протесты, так как дело шло к ночи, а утром надо было очень рано вставать. И до сих пор в моей памяти живет другой, веселый эпизод. Мы на свадьбе его внука, я с удовольствием уплетаю колбасную нарезку, не считая нужным делать из нее бутерброды с хлебом. Мама делает мне замечание, а дед Миша, весело улыбаясь, говорит: «Оставь ее, Татьяна, хлеб она дома есть будет».

Свой жизненный путь отважный сержант окончил в 2001 году. Скончался от тяжелой болезни в возрасте 76-ти лет. Жизнь сложилась так, что он пережил любимую жену на несколько лет и из-за этого очень переживал. Примечательно, что даже будучи престарелым и больным, Михаил Леонтьевич ни на что не жаловался, старался не быть обузой детям и внукам.

Моя детская память хранит исключительно положительные воспоминания о деде Мише. Хочу сказать ему огромное спасибо! Такие юные и смелые мальчишки, как он, внесли огромный вклад в нашу Победу! Вечные ему покой, память и слава!

Вместо послесловия

Пролетели года, отгремели бои,
Отболели, отмаялись раны твои,
Но, великому мужеству верность храня,
Ты стоишь и молчишь у святого огня.

Ты же выжил, солдат,
Хоть сто раз умирал.
Хоть друзей хоронил,
И хоть насмерть стоял.
Отчего же ты замер —
На сердце ладонь?
И в глазах, как в ручьях,
Отразился огонь.

Говорят, что не плачет солдат — он солдат,
И, что старые раны к ненастью болят.
Но вчера было солнце и солнце с утра.
Что ж ты плачешь, солдат, у святого костра?

Ты же выжил, солдат,
Хоть сто раз умирал.
Хоть друзей хоронил,
И хоть насмерть стоял.
Отчего же ты замер —
На сердце ладонь?
И в глазах, как в ручьях,
Отразился огонь.

Посмотри же, солдат, — это юность твоя,
У солдатской могилы стоят сыновья.
Так о чем же ты думаешь, старый солдат?
Или сердце болит, или раны горят.

Ты же выжил, солдат,
Хоть сто раз умирал.
Хоть друзей хоронил,
И хоть насмерть стоял.
Отчего же ты замер —
На сердце ладонь?
И в глазах, как в ручьях,
Отразился огонь.

Фашистские танки шли по телам наших убитых бойцов

07 Jun 2018
Off

Елена пишет. Имя воина: Николай Николаевич Жеренюк. Дата рождения: 5 мая 1912 г. Место рождения: Омская обл., Омский р-н, с\х Алексеевский. Воинское звание: младший воентехник. Дата смерти: 1942 г. предположительно. Место смерти: Ленинградская обл., Чудовской р-он, село Мясной Бор, село Новая Кересть. Пропал без вести.

-56-Гв.-сп-19-Гв-стрел.-дивиз-2Ударной-АрмииЖеренюк Н.Н. мой дедушка. В 1941 г. призван как техник-артиллерист 2-я УА, 366-стрелковая дивизия (1-го формирования). С 1942г. это 19 Гв. Стр. Див. Пропал без вести в июне 1942г. Это Любанская наступательная операция. Были ожесточённые бои. Из окружения не многие могли выйти. Кругом болота.

Село Мясной Бор и Новая Кересть — узкий коридор, где фашистские танки шли по телам наших убитых бойцов. Коридор доходил до 300 метров. Так мы точно и не знаем где погиб дедушка.

Марина пишет. Здравствуйте! Хочу сообщить о судьбе нашего солдата. Прошу разместить информацию о его судьбе на вашем сайте, а также внести его имя в синодик для поминовения. Заранее спасибо вам всем, кто поддерживает и осуществляет этот благородный проект.
Мой дядя Владимир Никитич Лемберов родился 31 декабря 1921 года в крестьянской многодетной семье ( 9 человек детей), в д. Почекунина, Тобольского округа, Омской области (сейчас это — Тюменская обл.).

Участвовал в битве за Могилев. Служил во 2 инженерно-саперном батальоне в Ново-Борисово (предполагаем, что это тот город Ново-Борисов, который расположен в Белоруссии, недалеко от Могилева).

 Сражался за город Могилев до конца, до последнего дня, без еды, воды и патронов. Прошел сапером всю битву, которая длилась 23 дня. 26 июля 1941 года Могилев был полностью окружен фашистами, оказался во вражеском кольце. Но его защитники еще оказывали сопротивление. 27 июля 1941 Владимир Никитич в возрасте 19-ти лет попал в плен. Сначала он был доставлен в лагерь для военнопленных рядового состава Шталаг-308 (8 октября 1941 года). Затем был переведен в Освенцим (г. Аушвиц), где он умер от истязаний и истощения (сердечная мышечная дистрофия на фоне голода). Похоронен там же, на лагерном кладбище в братской могиле (г. Аушвиц).

Оплакиваем нашего юного солдата, он был еще так молод. Потомства оставить не успел. Фотографии Владимира не сохранились. О его судьбе семья узнала только летом 2017 года.

P.S. Этим летом 2018 года я съездила на родину братьев Лемберовых и обнаружила, что в селе Верхние Аремзяны Тобольской области, в котором теперь находится административный центр всех ближайших деревень, совсем недавно был установлен небольшой монумент в память о всех погибших в годы ВОВ земляках. И там, на памятнике, прикреплены мемориальные доски, на которых высечен список фамилий погибших. Среди многих имен мы с родными нашли и два своих родных имени — Василия и Владимира Лемберовых. Я сделала фото этого мемориала. И фото списков.

Верхние Аремзяны. Тобольск. Обелиск

Верхние Аремзяны. Тобольск. Обелиск

Верхние Аремзяны. Тобольск. Обелиск

Верхние Аремзяны. Тобольск. Обелиск

Памятная доска

Памятная доска

Надежда пишет. Имя воина: Федор Андрианович Переверзев. Дата рождения: 1906 год.
Место рождения: Алтайский край, Павловский район, с. Рогозиха. Воинское звание: красноармеец, рядовой. Дата смерти: февраль 1942 год. Место смерти: неизвестно.

Это мой дед по отцу, который пропал без вести в ВОВ. Нет у нас ни фотографии, ни где воевал, где погиб. Говорят, что был якобы ранен в ноги. Может быть, был взят в плен.

Но мы надеемся, что с божьей помощью найдем и узнаем хотя бы примерно, где покоятся косточки нашего деда, благодаря которому мы живем и продолжаем его род.

У него было три сына и две дочери, последнюю он даже не видел. А на фронт он ушел в возрасте всего лишь 36 лет. Помолитесь, пожалуйста, за моего деда и вашими молитвами Бог поможет в наших поисках. Спасибо Вам.

Марина Викторовна пишет. Имя воина: Федор Михайлович Жучков. Дата рождения: 01.01.1909. Воинское звание: рядовой. Дата смерти: 18.11.1943. Место смерти: Украина.

Федор Михайлович Жучков

Федор Михайлович Жучков

Настоящий русский богатырь! Однажды на спор на себе поднял лошадь!

Призвался РВК города Ивантеевка Московской области. Бабушке пришло извещение как о пропавшем без вести. Позже на сайте Министерства обороны я нашла данные, что он убит в бою 18.11.1943 г., что похоронен (видимо, как неопознанный) в селе Петровском (Украина). Бабушка верно ждала его до конца своей жизни. Одна воспитала трёх пацанов. Успела увидеть внуков и правнуков.

Нина Васильевна пишет. Имя воина: Иван Яковлевич Савченко. Дата рождения: 1899. Место рождения: Ново-Ивановка, Краснотуранского р-она, Красноярского края. Воинское звание: красноармеец. Дата смерти: август или ноябрь 1943. Место смерти: неизвестно. Предполагаем по номеру полевой почтовой станции — в районе Курской дуги.

Иван Яковлевич Савченко

Иван Яковлевич Савченко

Савченко Иван Яковлевич — мой дедушка по отцу (Савченко Василию Ивановичу 1925 г.р.) пропал без вести в боях на Курской дуге. Папа, придя с фронта в 1945 г., с момента получения извещения о гибели своего отца, начал искать место его захоронения. В 2002 г. папа ушел из жизни.

С того момента продолжаю поиски я. Нашла несколько захоронений воинов с аналогичными инициалами, но уточняющих сведений пока найти не могу.

Нет сведений о точной дате и месяце рождения дедушки, возможно по другим документам и место рождения другое, поскольку его родители выехали в конце 19 века в Сибирь, возможно из одной из Киевской губернии. Также разнятся сведения о дате гибели. Очень сложные поиски. Ищу записи в метрических книгах, но и они не все доступны.