Телефон: +7 (916) 117 37 72 | E-mail: info@stroimmonastir.ru

Он все-таки вернулся. Пусть и строкой из казенного документа

17 Sep 2018
Off

Имя воина: Владимир Афанасьевич Поляков. Дата рождения: 1917 год. Место рождения: деревня Погореловка, Петровского района, Тамбовской области. Воинское звание: красноармеец-разведчик. Дата смерти: 05.01.1942. Место смерти: деревня Батюково, Лотошинского р-на, Московской области. Записала: Мария Блохина. 

Двоюродный брат моей бабушки по линии отца, Поляков Владимир Афанасьевич, родился ориентировочно в 1917 году в деревне Погореловка Тамбовской губернии (ныне это Тамбовская область, Петровский р-он, на период войны – Волчковский).

На огневом рубеже. На первом плане наводчик ручного пулемета Мищенко. Слева - помощник наводчика красноармеец Ермопаев.  23 августа 1941 год.  Негатив.

На огневом рубеже. На первом плане наводчик ручного пулемета Мищенко. Слева — помощник наводчика красноармеец Ермопаев.
23 августа 1941 год.
Негатив.

Внешне был симпатичный — высокий, худощавый, с правильными чертами лица. Был женат. Сын Александр родился еще до войны. Проживал с семьей по месту рождения. Другие близкие родственники – отец Афанасий Никитович и родной брат Михаил Афанасьевич. На фронт Владимира призвали одновременно с его двоюродным братом Алексеем, то есть в конце лета 1941 года, когда разом забрали почти все мужское население небольшой тамбовской деревеньки…

Время шло, а писем с фронта все не было… Зимой 1942 года семье принесли казенное извещение — «пропал без вести». Но родственники все равно надеялись на чудо. Жена долгое время ждала возвращения Владимира с фронта, неоднократно обращалась в военкомат по поводу его розыска, растила сына, ухаживала за престарелым отцом мужа Афанасием Никитовичем…. Из воспоминаний бабушки:

«Жену Володи звали замуж, но она не шла, мол, если муж вернется, как я ему в глаза посмотрю? Пришел же Алешка (брат бабушки) домой, хотя 4 года тоже числился «без вести пропавшим».

Правда через несколько лет после войны, когда старый дед Афоня умер, она все-таки замуж вышла, но не сказать, что удачно… А от Володи никаких вестей так и не было.

Но он все-таки вернулся. Спустя 74 года после своей гибели. Пусть и в виде строк из казенного документа. Но все равно — вернулся!

Возвращение из небытия

Так сложилось, что я активно интересуюсь историей своей семьи, поэтому давно нашла весьма подробную информацию практически по всем ушедшим на фронт родственникам, но Поляков Владимир Афанасьевич не фигурировал ни в одной современной общедоступной базе данных, включая региональную Книгу памяти. Кроме того, по моей просьбе были проверены иностранным поисковиком польские и немецкие базы военнопленных и скончавшихся от ран и заболеваний, данные по которым отсутствуют в российском ЦАМО – безрезультатно. Человека как будто и не существовало вовсе…

Каюсь, иногда думалось, что бабушка, возможно, что-то путает, и если и был такой солдат, то, возможно, с другим именем… Однако, решив, что попробовать узнать — это лучше, чем продолжать теряться в догадках, я — абсолютно ни на что не надеясь — направила запрос в уже не раз выручавший меня Отдел ВКТО по г. Мичуринск, Мичуринскому, Никифоровскому и Петровскому районам и — о чудо — оттуда пришел ответ, проливший свет на судьбу пропавшего солдата:

«Красноармеец Поляков Владимир Афанасьевич, уроженец Тамбовской области Волчковского р-на дер. Погореловка, в бою за Социалистическую Родину, верный воинской присяге, проявив геройство и мужество, был УБИТ 5 ЯНВАРЯ 1942 ГОДА. ПОХОРОНЕН В РАЙОНЕ ДЕР. ВАТЮКОВО, ЛОТОШИНСКОГО Р- НА МОСКОВСКОЙ ОБЛАСТИ «.

А ниже — небольшая приписка: «Извещение поступило из 20 ОТДЕЛЬНОГО РАЗВЕДЫВАТЕЛЬНОГО БАТАЛЬОНА».

В этих скупых строках — ключ к разгадке всего боевого пути солдата.

битва за Москву

Боевой путь

20-й отдельный разведывательный батальон входил в состав 107 мотострелковой дивизии 30 армии (вначале — Калининского, потом — Западного фронта). Данное соединение было сформировано 16 сентября 1941 года на базе разбитой в боях под Смоленском 107 танковой дивизии как мобильная ударная группа для разгрома врага под Москвой.

Сражаться дивизии выпало на территории современной Тверской и Московских областей (северо-запад Подмосковья, преимущественно Дмитровский и Волоколамский район). Командовал дивизией колоритный грузин, полковник Чанчибадзе П.Г., уважаемый в войсках за смелость. Он, в отличии от многих командиров, не раз лично рисковал жизнью, появляясь на самых трудных боевых участках фронта.

Уже 15 ноября в полосе обороны дивизии сложилась сложная обстановка. Противник форсировал реку Лама, овладел селом Дорино и развил удар по южному берегу Московского Моря (современное Иваньковское водохранилище) на Завидово.

17 ноября дивизия в составе 30-й армии вела ожесточенные бои в окружении в районе Гришкино, Теряева Слобода. Положение стало крайне тяжелым.

18 числа полки дивизии прорывают кольцо окружения и выходят на участок севернее деревни Ямуги, в дальнейшем обороняют г. Клин.

В ночь на 24 ноября 1941 года части 107-й мсд отходят на рубеж Воронино-Спас-Коркодино. После двух суток боев дивизия вместе с частями 24-й и 18-й кавдивизий отходит к селу Рогачево и готовятся к обороне.

29 ноября командование дивизии оставляет на дмитровском плацдарме 2 батальона дивизии с артиллерийским усилением и взводом танков KB из 8-й танковой бригады. Танки вкопали около моста как доты, выделив им по 7 боекомплектов. Бойцы получили приказ не пропустить на мост ни одной вражеской боевой машины.

2 декабря 1941 года дивизия входит в подвижную группу 30-й армии. В задачу группы входило: развить удар в обход Клина с северо-запада, перехватить шоссе в районе Теряевой Слободы и отрезать противнику пути отхода на Волокамск.

9 декабря дивизия выходит на ближайшие подступы к Клину, полуокружив город с севера, северо-востока и юго-востока. Гитлеровцы яростно отбивались, часто контратаковали. Некоторые населенные пункты — Спас-Коркодино, Щапово, неоднократно переходили из рук в руки.

В течение 9-10 декабря были уничтожены сильные узлы сопротивления немцев в районе Завидово, Спас-Заулок, разгромлены 87 пехотный полк СС и 900 учебная бригада. Части 107 МСД преследовали противника и в течение суток с боями прошли 15-20 км, содействуя разгрому Клинской группировки противника.

15 декабря от вражеской оккупации был освобожден сам город Клин. С 17 декабря 1941 года части дивизии вели бои за овладение рубежом Ламы и к 21-му декабря вышли к реке Лобь.

По всей видимости, далее бои переместились на территорию Лотошинского района, который был полностью оккупирован немцами еще 7 ноября 1941 года.

Именно здесь, 5 января, близ одной из местных деревень, скорее всего — при выполнении очередного разведывательное задания и был убит красноармеец Поляков Владимир Афанасьевич. О силе боев в этой местности красноречиво говорит страшный факт — из 146 населенных пунктов к моменту освобождения (17 января 1942 года) уцелело лишь 20 деревень.

Через неделю после гибели Полякова В.А. 107 мотострелковая дивизия была «за проявленную отвагу в боях за Отечество с немецкими захватчиками, за стойкость, мужественность, дисциплину и организованность, а также героизм личного состава» преобразована во 2-ую гвардейскую мотострелковую дивизию, то есть во всей действующей армии. К сожалению, шансов вернуться домой у нашего красноармейца практически не было. Вскоре после освобождения Клина дивизия была переброшена подо Ржев, где шли страшные, кровопролитные затяжные бои, вошедшие в историю как «Ржевская мясорубка». 2-ая гвардейская МСД на начало августа 1942 года имела в своем составе более 8600 человек, а спустя 10 дней боев за несколько ржевских деревень поредела настолько, что через ее боевые порядки ввели в бой вышедшую из резерва 52 СД.

Прочитав вышеизложенное, становится понятно, почему столько лет судьба Полякова В.А. была неизвестной. На тяжелую боевую обстановку, сложившуюся на фронте, наложилась еще и специфика воинской специальности: разведчики как правило отправлялись на боевое задание без документов и наград, часто с фальшь-погонами (несоответствующим реальному воинскому званию) или вообще в форме противника. В случае смерти не на глазах у товарищей такой боец считался без вести пропавшим и установить его личность нашедшим тело было практически невозможно.

Теперь осталось установить лишь последнее: точное место захоронения. Дело в том, что деревни Ватюково на современных картах не существует, следовательно, скорее всего, захоронение либо было перенесено, либо находится на территории уже другого муниципального образования. Кроме того, есть подозрение, что правильное название населенного пункта все-таки «Батюково» — а это сейчас территория Старицкого района Тверской области. Так или иначе, все прояснит запрос в местную администрацию, который будет направлен в ближайшее время.

Также хочу обратиться к потомкам Владимира Афанасьевича, если вы прочли этот короткий рассказ, попрошу откликнуться и написать мне на почту: mar6941@yandex.ru.

Его двоюродная сестра, Блохина (Полякова) Мария Козьминична жива и в свои 87 лет — в памяти.

ВМЕСТО ПОСЛЕСЛОВИЯ

Не надо фраз про доблесть и отвагу

Слова — всего лишь навсего слова.

Мы здесь стояли. И назад — ни шагу.

Мы здесь лежим — зато стоит Москва.

Удалось ли ему хоть немного пройти фронтовыми дорогами или он погиб, как и многие пехотинцы

10 Sep 2018
Off

Имя воина: Григорий Фомич Антонов. Дата рождения: 1895 год. Место рождения: д. Дмитриевка, Никифоровского р-на, Тамбовской области. Воинское звание: красноармеец.

Дата смерти: пропал без вести в декабре 1941 года. Место смерти: не известно.

Родной брат моей прабабушки, Антонов Григорий Фомич, родился в 1895 году в деревне Димитриевка (современная Дмитриевка) Волчковской волости, Козловского уезда, Тамбовской губернии (ныне это Никифоровский район Тамбовской области).

строим монастырь

Он оказался единственным мальчиком в многодетной крестьянской семье. Помимо Григория у родителей было четыре дочери: Марфа, Арина, Прасковья и Василиса (моя прабабушка).

Наша семья практически ничего не знает об этом человеке. Даже имя его стало известно волею случая.

Я заказывала в Государственном архиве Тамбовской области информацию о прабабушке Василисе, и там в качестве крестного её старшего сына Алексея значился «крестьянин деревни Димитриевки Григорий Фома Антонов», несомненно её брат.

Дальнейшая скудная информация основывается на материалах, взятых из сети, поскольку единственный ныне живущий человек, который теоретически мог знать Григория — моя бабушка — престарелая Блохина (Полякова) Мария Козьминична — ничего не смогла сообщить о нём, за исключением неподтвержденных данных о том, что в середине 30-ых годов Григорий Антонов с семьей мог проживать на территории Архангельской губернии (служившей местом высылки участников Тамбовского («Антоновского») крестьянского восстания, прокатившегося по Тамбовщине в 20-ых годах).

Из архивных источников известно, что Григорий Фомич Антонов был женат на крестьянке по имени Марфа Егоровна, у них был как минимум один ребенок — сын Николай (1914 г. р.) и на период начала Великой Отечественной войны семья проживала в деревне Дмитриевка, Тамбовской области.

1941 год. Пехота идет на фронт

1941 год. Пехота идет на фронт

Отец и сын были одновременно призваны Волчковским РВК Тамбовской области в первую же волну мобилизации 23 июня 1941 года. Несмотря на почтенный для солдата возраст — 46 лет — глава семьи был направлен на передовую в пехотный полк (номер неизвестен) простым красноармейцем-стрелком.

После призыва Григорий Фомич успел прислать домой письмо, датированное 27 июля 1941 года. Вероятно, из учебного лагеря или по пути на передовую. После этого семья не имела о нем абсолютно никаких сведений, так как список, на основании которого учтен Антонов Г.Ф., относится к так называемым «послевоенным донесениям». Датирован 10 июля 1947 года, и не содержит информацию о номере полка или части, поскольку составлен путем простого «подворового» обхода местных жителей на предмет установления судьбы солдат, о которых в местном военкомате не было никаких известий к моменту окончания войны.

Напротив фамилии Антонова Г.Ф. значится лишь «считать без вести пропавшим с декабря 1941 г.». Учитывая, что по правилам воинского учета к предположительной дате пропажи без вести прибавлялось 3-4 месяца, то погиб он, скорее всего, уже осенью 1941 года, а возможно и раньше.

На долю Григория Фомича Антонова выпал самый страшный период войны – отступление 1941 года…

Красная армия один за другим вынужденно оставляла города и села, откатываясь все дальше на восток. Советские войска плохо снабжались пищей, оружием и боеприпасами, была нарушена координация родов войск и фронтовых соединений.

Все это в совокупности, а не приписанная зачастую органами «трусость», приводило к панике и оставлению боевых позиций.

В бою

В бою

Именно на первые месяцы войны приходится львиная доля безвозвратных потерь советской армии. Были убиты, умерли от ран, зачастую из-за нехватки медикаментов и несвоевременного оказания помощи, и до сих пор (!) числятся пропавшими без вести (преимущественно из-за неразберихи в учете личного состава) сотни тысяч советских солдат и офицеров.

Причина последнего — банальное отсутствие при себе красноармейских книжек, которые просто не выдавались солдатам и сержантам, призванным в первые месяцы войны. Теоретически бойцы должны были иметь при себе заполненные «смертные медальоны», но на практике этот вопрос в период мясорубки 1941 года никак не контролировался, а сами малограмотные красноармейцы и младшие командиры старались его не заполнять по причине распространенного суеверия, что тогда якобы «непременно убьют».

Солдаты на отдыхе. Хроника Великой Отечественной войны

Солдаты на отдыхе. Хроника Великой Отечественной войны

Скорее всего, оружием красноармейца Антонова была пятизарядная отечественная винтовка Мосина образца 1891/30 года. Реалии были таковы, что зачастую командованию приходилось бросать солдат в бой прямо с марша: уставших, плохо обученных, необстреленных. Часто атаковали бездумно в лоб, не задумываясь о потерях. Неслучайно главным спутником приближающегося наступления у солдат считалось появление канистр со спиртом близ передовой, поскольку без «наркомовских 100 грамм» командирам поднять бойцов в атаку под шквальный огонь на верную смерть было практически невозможно.

Даже этого небольшого количества водки с лихвой хватало для того, чтобы изнуренные красноармейцы изрядно пьянели. «Наркомовские», как правило, не закусывали. Считалось очень опасным идти в бой «с набитым брюхом», по солдатским поверьям ранение в живот при таком раскладе становилось смертельным. Из воспоминаний пожилого красноармейца, Савченко Меркулы Яковлевича, умудрившегося прослужить в пехоте 1418 дней и вернуться домой:

«Придет солдатик, один день проживет, пойдет в атаку, тяжело ранят, жалостно покричит «Мама!», а вечером уже закапываем. Сколько я таких перехоронил за войну, теперь уже и не вспомню».

Донесение о потерях Григорий Антонов, номер 51 в списке

Донесение о потерях: Григорий Антонов — номер 51 в списке

Уровень смертности в стрелковых частях действительно зашкаливал. Неслучайно «проштрафившимся» солдатам и командирам других родов войск грозили «списанием в пехоту» как одной из самых страшных мер наказаний. Выжить там было не просто сложно, а практически невозможно.

Я долго смотрела на текст донесения о безвозвратных потерях и думала: интересно, каким был этот мужчина? Как выглядел, чем жил? Удалось ли Ване хоть немного пройти фронтовыми дорогами или он погиб, как и многие пехотинцы, в первом же своем бою и просто остался незахороненным. Быть может, наш солдат погиб в плену? Немецкие архивы огромны и далеко не все находятся в распоряжении российской стороны, а уж Антоновых, у которых не указаны год и место рождения, там, что песка в пустыне.

А самое страшное, что людей с похожей, канувшей в вечное забвение судьбой у нас миллионы. Пропавшие без вести солдаты без могил.

К сожалению, нет никаких оснований полагать, что судьба красноармейца-стрелка Антонова Григория Фомича когда-нибудь прояснится, разве что произойдет небывалое, его останки и заполненный смертный медальон найдут поисковики. Хотя одно чудо уже произошло — я узнала о его существовании.

С уважением к Вашим трудам по увековечиванию памяти павших воинов, Мария Блохина

Широков Павел Поликарпович. Последнее письмо от дяди было получено в октябре 1941 года

17 Aug 2018
Off

Дорогие матушка–игумения Ангелина и сестры, благословите!

Широков Павел Поликарпович

Широков Павел Поликарпович

Сердечно благодарю за письмо и за ту радость, которую Вы доставили, сообщив, что имя моего дяди Широкова (в ответе на письмо ошибочно указана фамилия Ширков) Павла Поликарповича записано в синодик монастыря для постоянного поминовения.

Мой дядя, Широков Павел Поликарпович, младший лейтенант, командир минометной роты 28 стрелкового полка, 75 стрелковой дивизии, 1916 года рождения, уроженец деревни Сандатово Сальского района Ростовской области, призван в Красную Армию 25.10.1937 года. До войны окончил командное училище, участник карело-финской войны, пропал без вести в 1941 году.

До призыва в ряды Красной Армии проживал в поселке Военно-конный завод имени С.М. Буденного Сальского района Ростовской области с родителями и двумя сестрами и братом. (В живых уже никого нет). По воспоминаниям генерал-лейтенанта П.А. Курочкина, 28 стрелковый полк 75 стрелковой дивизии входил в армию, которая отходила с боями от границы в направлении города Смоленска. Последнее письмо от дяди было получено в октябре 1941 года, где упоминается г. Ярцево. После освобождения от оккупации родными было получено извещение от 17.08.1943 года об исключении дяди из списков офицерского состава как пропавшего без вести в 1941 году. Высылаю фото дяди Павла.

От всей души благодарю за поздравление с праздником, молитвенные пожелания, календарик с видом монастыря и такое прекрасное оформление письма.

Храни Вас Господь!

С уважением, р. Б. Галина

24.07.2018

Письмо пришло в Спасо-Богородицкий Одигитриевский женский монастырь из Воронежа от Галины Михайловны Гайдуковой, за что матушка-игумения Ангелина с сестрами сердечно ее благодарят!