Телефон: +7 (916) 117 37 72 | E-mail: info@stroimmonastir.ru

Бабушка всю жизнь тосковала, вспоминая своего доброго мальчика

11 Jul 2019
Off

Пишет Наталья Андрианова. Имя воина Владимир Павлович Андрианов, 1923 год рождения, Владимирская область, Собинский район, поселок Лакино. Лейтенант, командир взвода 449 стрелкового полка 144 стрелковой дивизии, 50 армия. Погиб 19.08.1942 года, Можайский р-н, поселение Замошинское, Уваровский р-н, деревня Мокрое.

Если вкратце пересказать бои под Вязьмой 144-й стрелковой дивизии. Дивизия отходила от Днепра и Соловьевой переправы, оставив заслон по одному батальону от каждого полка. Из этих батальонов из окружения никто не вышел. Дальше шли через Дорогобуж. В этих местах полег почти весь 449 стрелковый полк. 10 октября 1941 остатки дивизии собрались в районе Селиваново, Трошино, Панфилово. Это немного южнее Вязьмы. Тут собрались остатки многих наших дивизий и отдельных частей. Вся эта масса навалилась на немцев и в результате нескольких атак прорвали кольцо окружения. Но дивизия как боевая единица уже не существовала. Выходил каждый сам по себе. Командир дивизии Пронин вышел с группой бойцов человек 300, включая комендантский взвод и знамя дивизии в районе Дорохово 17 октября. Из командиров полков вышел только один.
Сейчас на месте прорыва в селе Красный Холм существует мемориал «Поле памяти». Там похоронены тысячи безымянных бойцов. Недавно построена часовня в память о павших в октябре 1941 года.

Пишет Анастасия. Имя воина Дмитрий Андреевич Попов. Родился в 1925 году, село Анино, Сибирь. Рядовой, погиб в 1942 году.

Это мой двоюродный дед Дмитрий. Но дедом его странно называть: он погиб семнадцатилетним мальчиком. Специально прибавил себе год, чтобы идти защищать Родину. Прабабушка Груня много мне рассказывала о своём сыночке. Он был очень ласковым, добрым и услужливым ребёнком. Старался выполнять всю работу за маму свою: «Мамочка, я сам, отдохни». Любил очень сестру Анечку. Бабушка всю жизнь тосковала, вспоминая своего доброго мальчика. Она долгие годы не знала, где он погиб. Только потом ей сообщили, что нашли его останки. Он похоронен в братской могиле.

Пишет Светлана. Имя воина: Семен Алексеевич Королев. Дата рождения: июль 1908 года.
Место рождения: село Курово Рязанской губернии Зарайского уезда. Воинское звание: рядовой. Дата смерти: 1942 год. Место смерти: под Москвой.

Пропал без вести. Раньше прислал жене (моей бабушке — Королевой Анне Егоровне) письмо со словами — если буду жив, напишу, а если не напишу, значит, нет меня. И больше не написал… Осталось пятеро детей от восьми лет до грудничка (последняя дочь родилась в 1941 году).

Пишет Евгений Малокитин. Имя воина: Роман Петрович Шалягин. Дата рождения: 1924 год. Дата смерти: 1944 год.

Работал в Сталинске на Кузметкомбинате, имел бронь, ушел добровольцем, оставив беременную жену с матерью, умер от ран в госпитале, пулевое ранение в живот.

Пишет Финашова Нина Ивановна. Имя воина: Иван Романович Никитин. Дата рождения: 1919 год. Место рождения: село Бельское Спасского р-на Рязанской области. Воинское звание: стрелок, рядовой. Дата смерти: май 1942 года. Пропал без вести.

Иван Романович Никитин

Иван Романович Никитин

С первых дней войны Иван Романович рвался на фронт, но в Спасском РВК Рязанской области ему был отказ в мобилизации. Мама вспоминала, что он даже плакал из-за этого. Но всё-таки добился мобилизации — скрыл данные о своей матери. По документам в ОБД «Мемориал» указано, что призван был уже 24 июля 1941 года.
Причина отказа: сын врага народа. Дело в том, что мать Ивана Романовича — Никитина Аксинья Давыдовна — была осуждена тройкой при УНКВД Рязанской области 29 ноября 1937 г. по статье 58-10 УК РСФСР» за политический саботаж» и приговорена к 8 годам лишения свободы за нежелание вступить в колхоз, за восстановление церкви в селе Бельское, которую использовали как колхозный склад (Аксинья Давыдовна Никитина реабилитирована на основании Указа Президиума Верховного Совета СССР от 16.01.1989).
Мама вспоминала: по непроверенной информации, по рассказу односельчанина-сослуживца, за Иваном Романовичем пришёл посыльный из Особого отдела и увёл за собой. Куда и зачем? Остаётся только предполагать, что дознались, что сын врага народа. Может быть, был направлен в штрафной батальон, может быть был расстрелян на месте, может быть, был сослан на Соловки.

Наталья пишет. Имя воина: Иван Спиридонович Луговой. Дата рождения: 1898 год. Место рождения: Кировоградская обл., Витязевский р-н, дер. Кривоносово. Воинское звание: гвардии старшина. Дата смерти: 5 сентября 1943 года. Место смерти: Смоленская обл., Ельнинский р-н, ст. Нежода.

Мой дедушка, Луговой Иван Спиридонович. Война застала дедушку и бабушку в Одессе. 22 июня 1941 года, после объявления по радио о вероломном нападении фашистов на наше Отечество, дед пошел в военкомат и больше бабуля его не видела. Защищал Одессу, Сталинград, попал в окружение, был освобожден. Убит в бою за станцию Нежода Смоленской обл.

Низкий поклон всем Воинам Отечества! Вечная память!

11 Jul 2019
Off

Пишет Марина. Имя воина – Александр Егорович Кудинов. Дата рождения 1 декабря 1923 года. Гвардии рядовой. Дата смерти 11 декабря 1944 года. Госпиталь города Сексард, Венгрия.

Александр Егорович — уроженец села Артюшкино Воронежской области. Был призван на фронт в апреле 1942 года.
Воронежский писатель Виталий Жихарев в книге «Твои солдаты, Родина!» об этом написал:

«…79-я морская стрелковая бригада, где он начинал свою фронтовую биографию, входила в состав войск Севастопольского оборонительного района. Прожила бригада всего пять месяцев: 30 июля 1942 года 79-ю враг уничтожил в боях. Часть уцелевших пехотинцев была захвачена в плен и переправлена морским путём в Румынию.
Два года Александр Кудинов мыкал горе и нужду в румынском концентрационном лагере. Не раз прощался с жизнью: казалось, что смерть – самый простой выход из того положения, в котором он оказался. Но теплилась в душе надежда, что придёт освобождение. И оно пришло.
17 сентября сорок четвёртого танки 46-й армии смяли лагерные ворота. Следом объявились санитарные бригады, полевые кухни. После беседы с офицером из особого отдела Кудинова отправили в армейский запасной полк, а уже первого октября он – рядовой 8-го гвардейского стрелкового полка. А раз полк гвардейский, значит и он, вчерашний лагерный номер 13684, то есть «никто» — гвардеец, настоящий солдат Родины!
Пришло время мщения за унижения, за голод, за холод, которые довелось испытать в плену. Тут как раз полку подоспела серьёзная работа – штурмом брать город Петровград.
Взвод, в составе которого находился рядовой Кудинов, у самой городской черты был встречен пулемётным огнём. Пришлось прижаться к земле. Александр вызвался устранить помеху. Получив добро взводного лейтенанта, он по соседним улицам по-пластунски подобрался с тыла к пулемётному гнезду и из винтовки уничтожил пулемётчика с обслугой. Взвод рванулся вперёд и выполнил поставленную задачу.
…Гвардеец Александр Кудинов с войны не вернулся. Участвуя в боях за освобождение Венгрии, он был тяжело ранен. Осколок снаряда насквозь пробил плечо, разрушил сустав, началась газовая гангрена. Военным медикам спасти солдата не удалось. 12 декабря 1944 года он смежил веки.
Этот храбрый уроженец села Артюшкино похоронен на воинском кладбище венгерского города Сексард».
Совсем недавно удалось найти информацию о награде, которую заслужил за свой подвиг молодой боец — медаль «За боевые заслуги».
К сожалению, у семьи нет военных фотографий Александра, есть только этот снимок.
Возможно, кто-то увидит это лицо в своих семейных архивах. Огромная просьба поделиться. (К сожалении, фотография не пришла в редакцию сайта. – Прим. ред.)
Низкий поклон всем Воинам Отечества! Вечная память!

Пишет Наталия Донцова. Имя воина: Василий Васильевич Шмаров. Дата рождения: 06.07.1899 года. Место рождения: Санкт-Петербург. Воинское звание: техник-интендант 1 ранга. Дата смерти: предположительно, 1942 год. Место смерти: не известно.

Шмаров

Василий Васильевич Шмаров

Шмаров Василий Васильевич, 1899 г.р., техник-интендант 1 ранга, в момент начала войны служил в Одесском военном округе, потом воевал в Крыму, пропал без вести. До сих пор не известна его судьба. Согласно официальным данным, он пропал без вести в 1941 году, но по другим документам был тогда только ранен, попал в эвакогоспиталь, потом опять воевал. Есть данные, что в 1842 году попал в плен под Керчью, был в концлагере Слобозия в Румынии, освобожденном нашими войсками в 1944 году, потом опять воевал и погиб в 1945 году под Братиславой, немного не дожив до победы.

Пишет Зайцева Инна Михайловна. Имя воина: Захар Степанович Садчиков. Дата рождения: 1906 год. Место рождения: Воронежская область, Ново-Усманский район, село Александровка. Воинское звание: солдат. Дата смерти: 02.1942 год.

Захар Степанович Садчиков

Захар Степанович Садчиков

В самом начале войны мой дед, Садчиков Захар Степанович ушел на фронт и не вернулся. В 1942-м году моя бабушка получила письмо о том, что он пропал без вести. Она осталась одна с 5-ю маленькими детьми на руках. К счастью, им удалось пережить разруху и голод. Что я знаю о своем дедушке? Он очень любил жену и детей, был хорошим механизатором, хорошо танцевал. Моя мама росла без отца, он ушел на фронт, когда ей было всего три месяца. К сожалению, мы не знаем, где он похоронен. Пожалуйста, помолитесь за него. Храни вас бог!

Пишет Яна Мартенсон. Имя воина Вальтер (Валентин) Янович Мартенсон. Родился 15.08.1926, Украинская ССР, Запорожская область, город Запорожье. Гвардии младший сержант. Умер 14.06.2010 года в городе Запорожье.

Вальтер Мартенсон

Вальтер Мартенсон

Мартенсон Вальтер Янович, мой дедушка, форсировал Хортицу, дошел до Берлина, о войне не любил рассказывать. Вернувшись с войны женился, учился на инженера, работал на стройке различных ГЭС, научился играть на пианино сам. В 70-х с семьей переехали в Москву для работы в Гидротресте.

Вальтер Мартенсон, 80 лет

Вальтер Мартенсон, 80 лет

Был очень скромным, как выяснилось после смерти на похоронах, многим помогал. Перед смертью выяснили, что дедушка был крещен в детстве с именем Валентин, за 3 дня до смерти священник его Пособоровал и Причастил.
У дедушки была очень насыщенная жизнь, сложно о нем все написать.
С уважением, Мартенсон Яна.

Очень важно нам, потомкам погибших воинов, не быть равнодушными к памяти о наших родных

13 May 2019
Off

Здравствуйте, уважаемые матушка Ангелина, отец Даниил и все трудящиеся во славу Божию в монастыре! Поздравляю вас с великим, светлым и горьким праздником – Днём Победы! Низкий поклон вам за то, что вы помогаете сохранять память о наших предках, которые своим тяжким ратным трудом завоевали эту Победу, а многие заплатили за неё своими жизнями.

Спасибо за то, что Вы нашли время на то, чтобы написать мне письмо, благодарю за присланное свидетельство на именной кирпич на строительство Вашего, а вернее – нашего (смею надеяться, что имею право так сказать) монастыря. Ведь в синодике Спасо-Богородицкого монастыря записаны четыре моих родственника, а в разделе «У Бога все живы» на сайте монастыря помещён рассказ о моём дяде – Семёнове Кузьме Ивановиче. Простите, что не написала Вам раньше, сразу по получении Вашего письма, но у меня были проблемы с компьютером, а потом отвлекали хлопоты, связанные с поездкой на родину отца. Давно хотела вам написать, поделиться самым сокровенным, что связывает меня с монастырём и вообще с Вяземским краем.

Дело в том, что мои предки со стороны мамы – она сама, дед, бабушка, прадед и все-все предки жили на Вяземской земле, в деревне Походино вблизи Хмелиты, мама закончила Хмелитскую школу, в которой учились и мои дяди, но только до революции. Мама очень трепетно относилась к памяти о своей родине, хотя рано – уже в 14 лет уехала оттуда и всю жизнь прожила в Подмосковье, в Подольском районе.

Она очень много рассказывала о своей семье, о родных краях; когда ещё была возможность, ездила на родину и нас, своих детей, возила туда.

Среди семейных реликвий, которые бережно хранились мамой, самыми дорогими были письма её родных братьев, которые сгинули в годы тяжких испытаний нашего нелёгкого двадцатого века: один – Каллистрат в Гражданскую, а другой – Кузьма – в Великую Отечественную войну. Мы с мамой много раз перечитывали их письма со слезами на глазах.

Каллистрат восемнадцатилетним юношей был призван в Красную армию в 1919 году, он был направлен в продотряд в Вятскую губернию реквизировать скот и продовольствие для Красной армии. Невозможно без слёз читать его письма домой о том, как ему тяжело там приходилось, как тошно, как не может он слышать плач детей, как рвался домой и как чувствовал он, что не суждено ему вырваться из этой страшной действительности. Потом уже, знакомясь с архивными документами, я очень много ужасных подробностей узнала о тех событиях, о той жуткой бесчеловечной войне, которая в то время шла в Вятской губернии, в которой жестокость проявлялась и с одной и с другой стороны.

Из архивных документов я узнала, что Каллистрат, стремясь уйти от этой войны, подаёт заявление о выходе из партии; есть соответствующее заявление в хмелитскую партъячейку РСДРП. Однако это ему не удалось; его просто перевели в другую воинскую часть, он стал служить в Ржеве. И вот здесь-то, заболев, он и умирает в 1922 году в Ржевском военном госпитале при операции. Причём когда мой дед, отец Каллистрата, поехал в Ржев, он даже не смог найти могилу сына. Мама не могла понять, почему. И только работая в архивах, я смогла понять причину, она страшна и проста до банальности: просто на то, чтобы хоронить по-человечески (я уж не говорю – по-христиански) умерших в госпитале красноармейцев, ни у госпиталя, ни у местных властей не было денег на гробы, а не то что на отдельные захоронения. Их хоронили в общей могиле, без гробов, да толком даже не закапывали, так что весной, когда полая вода размывала могилу, местные жители видели останки. Вот такие страшные детали вскрываются.

Я ездила в Ржев, видела это захоронение – в Великую Отечественную войну туда же хоронили советских солдат, умерших в госпиталях. Фамилии этих воинов высечены на камне, есть памятник. А вот имён тех, кто похоронен здесь в Гражданскую, – нет. Такая трагическая судьба у Каллистрата Ивановича Семёнова – он умер двадцатиоднолетним юношей. Спасибо, что вы в своих молитвах поминаете раба Божия Каллистрата. Это был очень чистый душой, чуткий и мудрый не по годам молодой человек, именно таким он предстаёт в своих письмах, и таким остался в памяти родных и живёт в памяти нас, его потомков.

Моя мама очень хотела больше узнать о судьбе своих братьев, но, к великому сожалению, при жизни ей этого не удалось сделать, и я, когда появилась такая возможность, веду поисковую работу в архивах, использую ресурсы Интернета. Это я должна сделать, выполняя желание моей покойной мамы. Многое мне удалось узнать, но далеко не всё, так что поиск продолжается.

Судьба другого маминого брата – Кузьмы – не менее трагична. Он без вести пропал в Великую Отечественную войну. Рассказ о нём, как я уже говорила, помещён на сайте монастыря в разделе «У Бога все живы». Когда я, ведя поиски сведений о Кузьме, читала документы в ЦАМО в Подольске – отчёты о боевых действиях, приказы, журналы боевых действий, — мне было очень тяжело: как будто воочию видишь эти бои за каждый метр земли, за каждый безымянный ручей, за каждую безымянную высоту. И столькими потерями, столькими жертвами отвоёваны эти метры, что становится страшно. И самое трагичное – это то, что многие бойцы остались безымянными, без вести пропавшими.

К сожалению, слова о том, что никто не забыт, зачастую остаются только словами. Как стало известно из военных документов, 106 танковая бригада, в которой воевал Кузьма Семёнов, в марте 1943 года в боях под Харьковом попала в окружение, так что все документы, опасаясь того, что они могут попасть к врагам, сожгли. Так что извещения о погибших не могли послать, поэтому очень много пропавших без вести. Кроме того, когда я изучала в московском архиве документы завода «Компрессор», на котором работал Кузьма в войну, я узнала, что все документы этого завода до 1941 года включительно осенью 41-го, когда грозила опасность захвата Москвы, «были уничтожены путём сожжения». Да и самого завода сейчас уже не существует – он признан банкротом. Так же как и музея этого завода. А ведь в войну на «Компрессоре» выпускали знаменитые «Катюши», так много сделавшие для нашей победы. Более того, как выяснилось, Кузьма был призван с другого московского военного завода — № 192, и сейчас существует правопреемник этого завода. Но когда я попыталась в архиве этого предприятия запросить документы о Кузьме, их там почему-то не нашли. В общем, как писал Твардовский в стихотворении «Я убит подо Ржевом»:

«…И во всём этом мире до конца его дней ни петлички, ни лычки с гимнастёрки моей».

С этим невозможно согласиться, так не должно быть! И поэтому, когда я узнала, что под Вязьмой есть монастырь, где на поминовение можно записать имена павших воинов, я поняла: мне нужно поехать туда.

Я прошу прощения за моё многословие, за то, что я так подробно пишу обо всём, уж очень наболело. Кроме того, я хочу подчеркнуть ту мысль, что очень важно нам, потомкам погибших воинов, не быть равнодушными к памяти о наших родных, которые отдали жизни за нас, за нашу землю. И как нам нужно быть благодарными вам – тем, кто хранит эту память, кто молится за наших родных, отдавших жизни за други своя. Ещё раз – примите самые искренние слова благодарности за память. Божией помощи вам в ваших делах! Надеюсь ещё не один раз приехать в ставшие мне тоже родными ваши края.

С уважением, Субботина Людмила