Телефон: +7 (916) 117 37 72 | E-mail: info@stroimmonastir.ru

Письмо танкиста

19 Feb 2016
Off

В конце 1960-х годов в лесу под Вязьмой местные жители обнаружили подбитый советский танк. Когда открыли люк, то увидели возле рычагов останки танкиста. Это был Иван Сидорович Колосов. С револьвером при одном патроне в нагане и планшетом, в котором лежала карта, фотография любимой и несколько писем к ней.

Письмо танкиста

Письмо танкиста

Письмо танкиста

Письмо танкиста

Эту историю на страницах газеты «Правда» рассказал Е. Максимов 23 февраля 1971 года.

Нашли Варвару Петрововну Журавлеву и вручили ей письма, написанные Иваном Сидоровичем Колосовым в октябре 1941 года.

25 октября 1941 г.

Здравствуй, моя Варя!

Нет, не встретимся мы с тобой. Вчера мы в полдень громили еще одну гитлеровскую колонну. Фашистский снаряд пробил боковую броню и разорвался внутри. Пока уводил я машину в лес, Василий умер. Рана моя жестока.

Похоронил я Василия Орлова в березовой роще. В ней было светло. Василий умер, не успев сказать мне ни единого слова, ничего не передал своей красивой Зое и беловолосой Машеньке, похожей на одуванчик в пуху.

Вот так из трех танкистов остался один. В сутемени въехал я в лес. Ночь прошла в муках, потеряно много крови. Сейчас почему-то боль, прожигающая всю грудь, улеглась и на душе тихо.

Очень обидно, что мы не всё сделали. Но мы сделали всё, что смогли. Наши товарищи погонят врага, который не должен ходить по нашим полям и лесам. Никогда я не прожил бы жизнь так, если бы не ты, Варя. Ты помогала мне всегда: на Халхин-Голе и здесь.

Наверное, все-таки, кто любит, тот добрее к людям. Спасибо тебе, родная!

небо

Человек стареет, а небо вечно молодое, как твои глаза, в которые только смотреть да любоваться. Они никогда не постареют, не поблекнут.

Пройдет время, люди залечат раны, люди построят новые города, вырастят новые сады. Наступит другая жизнь, другие песни будут петь. Но никогда не забывайте песню про нас, про трех танкистов.

У тебя будут расти красивые дети, ты еще будешь любить. А я счастлив, что ухожу от вас с великой любовью к тебе.

Твой Иван Колосов

«У Бога все живы!»: Вяземский монастырь сохраняет имена воинов Великой Отечественной

15 Feb 2016
Off

Публикация сайта «Бессмертный полк», moypolk.ru

14 февраля 2016 года

10 октября 1941 года

«Дорогие русские люди, соотечественники. Не забывайте нас. Мы, что могли бороться – боролись…
Ну вот пришел конец. Нас захватили в плен, раненых, истекающих кровью, и морят голодом. Издеваются над нами, гонят нас насильно в Починки. А дальше что будет, не знаем. Много народу уже померло от голода и побоев. Кто найдет эту записку, пусть передаст в любые органы власти: в сельсовет, или в колхоз, или в архив. Может быть, останутся люди живы, кто-нибудь на Русской земле…
Кто после нас будет в живых, пускай помнят, что люди боролись за свою Родину, любили ее, как мать. Мы непобедимы!»

Эта записка уроженца Горьковской области, рядового 45-ой танковой дивизии 58 полка Степана Максимовича Крутова, найденная в гильзе крупнокалиберного патрона под Смоленском в 1963-м году, открывает синодик (книгу памяти) Спасо-Богородицкого Одигитриевского женского монастыря. Монастырь поминовения воинов строится в окрестностях Вязьмы Смоленской области, где в Великую Отечественную войну в так называемый «Вяземский котел» осенью 1941-го попали четыре армии — 37 дивизий, 9 танковых бригад, 31 артиллерийский полк РГК. На поле боя остались 380 тысяч бойцов Красной Амии, еще более 680 тысяч попали в плен. Земля под Вязьмой буквально нашпигована железом и останками.

За последние годы при участии монастыря в его окрестностях установлено 52 поклонных креста. В поисковый сезон 2014 года обнаружены 326 останков воинов, из них 32 опознаны. В Покровском храме монастыря был совершен чин отпевания и останки погребены в братской могиле в с.Богородицком. В прошлом году во время Вахты памяти обнаружили останки 118 воинов, они также были отпеты и похоронены. 8 имен были внесены усилиями поисковиков в синодик монастыря. Но имен большей части воинов установить не удается. Именных медальонов, документов — еденицы. Найти их — большая удача. А сколько из этих 380 тысяч не найдены и не похоронены?

Где-то там, на Смоленщине навсегда остался 33-летним младший лейтенант Тимофей Головин. Командир взвода связи 2 батальона 735 стрелкового полка 166 томской стрелковой дивизии погиб 21 июля 1941 г.

«166-я стрелковая дивизия ушла из Томска на фронт в пятый день войны. Шестнадцать тысяч бойцов и командиров. Им выпала трагическая судьба. В составе 24-й армии томская дивизия приняла на себя главный удар, обрушенный фашистами на Москву… Они отстояли столицу ценой жизни. Из «вяземского котла» живыми вышли всего 517 человек. Москва выстояла. План «Тайфун» рухнул. Блицкриг был сорван. А значит, томичи победили!.. На местах боев дивизии благодарные потомки воздвигли памятники воинам: в деревне Верховье томскими студентами была построена церковь архистратига Михаила, посвященная 166 с.д., там же находится могила бойцов из дивизии и жителей д. Верховье, погибших в годы ВОВ, мемориал 166 с.д. и музей, посвященный ей. В деревне Капыревщина есть церковь и  находятся братские могилы, которые есть и в деревне Богомолово. В г. Ярцево Смоленской области существует «Поле Славы», на котором захоранивают найденных в округе бойцов…» — это запись со страницы томского бойца.

В Спасо-Богородицком Одигитриевском женском монастыре сохраняют память не только о тех воинах, кто погиб под Смоленском.

«Письма с рассказами о воинах Великой Отечественной приходят в монастырь со всей России и из стран дальнего и ближнего зарубежья. В настоящее время в синодик монастыря записаны свыше 10 тысяч имен. Истории о героях войны пополняют архив обители почти каждый день, — рассказали в монастыре. — Сегодня в синодике монастыря свыше 10 тысяч имен воинов, о упокоении душ которых молятся каждый день. Значительная цифра! Но это – всего лишь 10 тысяч из многих миллионов солдат и командиров, убитых с 1941 по 1945 год». 

Сейчас внести имя своего воина в синодик для вечного поминовения можно даже он-лайн, пользуясь сайтом Спасо-Богородицкого Одигитриевского женского монастыря (www.stroimmonastir.ru). Для этого нужно зайти в раздел «Запиши имя воина». Как поясняется на сайте, «Чтобы записать имя воина, нужно заполнить следующие разделы. Можно вносить ту информацию, которую знаете. Если Вы сочтете необходимым сообщить подробности жизни и подвига воина, мы опубликуем историю на сайте, и о Вашем герое узнают многие. Мы предлагаем Вам вспомнить Ваших предков, родных и близких, друзей и знакомых, павших, защищая Родину и погибших при исполнении долга, и записать их имена для вечного поминовения в монастыре, ведь души ушедших из этого мира офицеров и солдат продолжают оберегать всех нас и нашу страну».

Для сведения

Спасо-Богородицкий Одигитриевский женский монастырь поминовения воинов – первый в России монастырь, посвященный молитвенной памяти воинов, погибших в Великую Отечественную войну, и тех военнослужащих, которые отдали свою жизнь за Родину в наши дни. Обитель строится в продолжение древней православной традиции. Издревле на Руси было принято на местах наиболее ожесточенных боев с неприятелем ставить новые храмы и открывать монастыри как свидетельство памяти потомков о подвиге предков. Монастырь расположен под Вязьмой на поле, где в октябре 1941 года в жертвенном подвиге положили жизни «за други своя» сотни тысяч наших воинов. В обители есть чтимая икона Одигитрия «Вяземская ратная», на которой бойцы Красной армии впервые изображены как мученики. Имена воинов в синодик  собираются в течение последних двадцати лет по материалам, представленным родственниками, сослуживцами, поисковиками.

Мы все продолжаем род

07 Feb 2016
Off

Дорогие наши друзья!

Ваша память и молитва об ушедших родных — благодатна и необходима. Митрополит Сурожский Антоний в публикации «О путях веры» писал, отмечая, что это не святоотеческое учение, но его личное убеждение, что

«Человек не является как бы отдельной бусинкой, нанизанной в ожерелье. Мы все являемся продолжением предыдущих родов и наследуем и добро, и зло; каждое поколение передает следующему то, чего оно достигло, и то, чего оно не смогло достигнуть. И мне кажется: бывает, что целый ряд полокений готовит веру, которая расцветет в одном человеке. Если вы возьмете, например, родословную Господа Иисуса Христа. Она не написана для нашего любопытства, она не написана из генеалогических соображений, а она о чем-то говорит… там есть ряд святых и есть ряд определенных грешников. У этих святых и этих грешников одно общее: падали ли они или восставали, они всецело, со всей убежденностью, со всей силой своей души и воли хотели служить Богу, даже когда они срывались и не могли этого осуществить. И это их желание, эта их устремленность, эти их усилия, удачные или сорванные, постепенно складывались вместе в поток, приведший в какой-то момент к рождению Пречистой Девы Богородицы, Которая в Себе соединила все прошлое и довела до совершенства, отдав все это Богу; и из Нее родился Спаситель Христос».

Мы благодарны вам за письма, в которых вы делитесь своими воспоминаниями о усопших воинах и тем, как храните и чтите их память. Спасибо вам за этот труд!

Сегодня делимся новым письмом.

Разрушенные дома и храм во имя Пресвятой Троицы в освобожденной Вязьме. Март 1943 года

Разрушенные дома и храм во имя Пресвятой Троицы в освобожденной Вязьме. Март 1943 года

Дорогая матушка игумения Ангелина!

Мой дед, Плешаков Александр Васильевич, осенью 1941 года получил смертельные ранения в боях под Вязьмой, умер в полевом госпитале от ран. Его вдова – моя бабушка по отцу – Плешакова Евдокия Андреевна вместе с пятью сыновьями (младший Александр родился 2 ноября 1941 года) осталась одна, прожила долгую, полную трудов крестьянскую жизнь в Петровском районе Саратовской области (сначала они жили в деревне Таловка, потом в селе Бобровка).

К сожалению, ни от папы своего Виктора Александровича Плешакова (средний сын, умер в 2000 году на память Сорока мучеников Севастийских), ни от бабушки Евдокии Андреевны мы, живущие в Рязани, не разузнали, был ли дедушка отпет. Возможно, они и сами этого не знали. Мы же его всегда поминаем, и на домашней молитве, и в храме.

С большой радостью и болью узнали мы из публикации в «Русском Доме» (№5, 2015) об основании вашего монастыря в честь Покрова Божией Матери.

Просим помолиться о рабе Божием Александре Васильевиче Плешакове, о его упокоении.

Он был простого крестьянского рода, видимо, переселившегося с Дона (там, под Ростовом-на-Дону есть станица Плешаковская). Отец его Василий погиб за Родину в Первую мировую войну.

Дедушка Александр безропотно подчинился общему жребию, но бабушке Евдокии сказал, что предчувствует, что его ждет доля его папы – Василия. Мой папа (1939 года рождения) Виктор помнил свои детские годы, голод в войну, как он бежал за телегой, увозящей отца на фронт.

Советские солдаты, пленённые в районе Вязьмы. 1941 год

Советские солдаты, пленённые в районе Вязьмы. 1941 год

«И встал я на дороге и горько плакал», — так часто рассказывал он нам, своим детям: мне и брату Толе. Дети войны – наши родители – много пережили, чего не должен видеть ребенок. В дальнейшем жизнь пяти сыновей Александра Васильевича Плешакова была трудной. Один служил на Северном флоте, двое других уехали в наш Богомспасаемый град Рязань. Двое остались на Родине.

Поскольку я преподаю древние языки (церковнославянский, греческий и латинский) в нашей Православной Рязанской Духовной Семинарии и в государственном университете, то посылаю еще Иисусову молитву на русско-славянском и греческом.

С любовью о Христе, испрашивая Ваших молитв и благословения

Валентина Викторовна Плешакова