Телефон: +7 (916) 117 37 72 | E-mail: info@stroimmonastir.ru

В нашем роду погибли 7 человек

28 Mar 2016
Off

Здравствуйте, матушка игумения Ангелина!

Спасо-Богородицкий Одигитриевский женский монастырь поминовения воинов собирает информацию об участниках ВОВ 1941 — 1945 годов, погибших в борьбе с немецко-фашистскими войсками. Мне 42 года, в нашем роду погибших на войне 7 человек.

ОБД Мемориал

ОБД Мемориал

4 родных брата моих дедов, прадед и два родных брата другого моего прадеда. Высылаю Вам сведения о наших воинах, которые нам известны. Официальную информацию нашел на сайте Министерства Обороны ОБД «Мемориал», — обобщенный компьютерный банк данных, содержащий информацию о советских воинах, погибших и пропавших без вести в годы ВОВ.

Список имен воинов на поминовение

Список имен воинов на поминовение

Прошу принять на вечное упокоение имена 7 воинов. Список имен прилагается.

С уважением, Александр

Мы все продолжаем род

07 Feb 2016
Off

Дорогие наши друзья!

Ваша память и молитва об ушедших родных — благодатна и необходима. Митрополит Сурожский Антоний в публикации «О путях веры» писал, отмечая, что это не святоотеческое учение, но его личное убеждение, что

«Человек не является как бы отдельной бусинкой, нанизанной в ожерелье. Мы все являемся продолжением предыдущих родов и наследуем и добро, и зло; каждое поколение передает следующему то, чего оно достигло, и то, чего оно не смогло достигнуть. И мне кажется: бывает, что целый ряд полокений готовит веру, которая расцветет в одном человеке. Если вы возьмете, например, родословную Господа Иисуса Христа. Она не написана для нашего любопытства, она не написана из генеалогических соображений, а она о чем-то говорит… там есть ряд святых и есть ряд определенных грешников. У этих святых и этих грешников одно общее: падали ли они или восставали, они всецело, со всей убежденностью, со всей силой своей души и воли хотели служить Богу, даже когда они срывались и не могли этого осуществить. И это их желание, эта их устремленность, эти их усилия, удачные или сорванные, постепенно складывались вместе в поток, приведший в какой-то момент к рождению Пречистой Девы Богородицы, Которая в Себе соединила все прошлое и довела до совершенства, отдав все это Богу; и из Нее родился Спаситель Христос».

Мы благодарны вам за письма, в которых вы делитесь своими воспоминаниями о усопших воинах и тем, как храните и чтите их память. Спасибо вам за этот труд!

Сегодня делимся новым письмом.

Разрушенные дома и храм во имя Пресвятой Троицы в освобожденной Вязьме. Март 1943 года

Разрушенные дома и храм во имя Пресвятой Троицы в освобожденной Вязьме. Март 1943 года

Дорогая матушка игумения Ангелина!

Мой дед, Плешаков Александр Васильевич, осенью 1941 года получил смертельные ранения в боях под Вязьмой, умер в полевом госпитале от ран. Его вдова – моя бабушка по отцу – Плешакова Евдокия Андреевна вместе с пятью сыновьями (младший Александр родился 2 ноября 1941 года) осталась одна, прожила долгую, полную трудов крестьянскую жизнь в Петровском районе Саратовской области (сначала они жили в деревне Таловка, потом в селе Бобровка).

К сожалению, ни от папы своего Виктора Александровича Плешакова (средний сын, умер в 2000 году на память Сорока мучеников Севастийских), ни от бабушки Евдокии Андреевны мы, живущие в Рязани, не разузнали, был ли дедушка отпет. Возможно, они и сами этого не знали. Мы же его всегда поминаем, и на домашней молитве, и в храме.

С большой радостью и болью узнали мы из публикации в «Русском Доме» (№5, 2015) об основании вашего монастыря в честь Покрова Божией Матери.

Просим помолиться о рабе Божием Александре Васильевиче Плешакове, о его упокоении.

Он был простого крестьянского рода, видимо, переселившегося с Дона (там, под Ростовом-на-Дону есть станица Плешаковская). Отец его Василий погиб за Родину в Первую мировую войну.

Дедушка Александр безропотно подчинился общему жребию, но бабушке Евдокии сказал, что предчувствует, что его ждет доля его папы – Василия. Мой папа (1939 года рождения) Виктор помнил свои детские годы, голод в войну, как он бежал за телегой, увозящей отца на фронт.

Советские солдаты, пленённые в районе Вязьмы. 1941 год

Советские солдаты, пленённые в районе Вязьмы. 1941 год

«И встал я на дороге и горько плакал», — так часто рассказывал он нам, своим детям: мне и брату Толе. Дети войны – наши родители – много пережили, чего не должен видеть ребенок. В дальнейшем жизнь пяти сыновей Александра Васильевича Плешакова была трудной. Один служил на Северном флоте, двое других уехали в наш Богомспасаемый град Рязань. Двое остались на Родине.

Поскольку я преподаю древние языки (церковнославянский, греческий и латинский) в нашей Православной Рязанской Духовной Семинарии и в государственном университете, то посылаю еще Иисусову молитву на русско-славянском и греческом.

С любовью о Христе, испрашивая Ваших молитв и благословения

Валентина Викторовна Плешакова

Галина. Любовь как благодарность

22 Sep 2015
Off
Галина: "Я могу молиться за деда и благодарить его"

Галина: «Я могу молиться за деда и благодарить его»

Одно из любимых увлечений Галины - фотография. Многие кадры на нашем сайте - ее авторства

Одно из любимых увлечений Галины — фотография. Многие кадры на нашем сайте — ее авторства

Говорят, сложно понять, что сподвигает людей помогать строительству монастыря. А еще сложнее представить – какая сила призывает их молиться за своих близких, живых и усопших.

Сила эта простая и знакомая, понятная каждому, — любовь. Любовь – источник жизни, творения, молитвы, благодарности. Любовь преодолевает страх. Даже страх и ужас войны, потерь, смертей, убийства.

Галина помогает строительству монастыря уже более 10 лет. Это ее история.

«Когда говорят «мой дед», представляется глубокий старик. А моему деду, когда он ушел на войну, было 32 года. Он был чуть старше моего сына.
Дед оставил на Вятке жену и троих детей. Младшему сыну, моему отцу, тогда было около двух лет, как сейчас моей внучке. Через несколько месяцев после начала войны он пропал без вести.
Когда я думаю об этих молодых людях, сотнях и тысячах парней — ровесников наших детей, убитых, искалеченных, страдающих от ран, пропавших без вести, взятых в плен, голодных, замерзающих, об оставшихся без кормильца женах с малыми детьми на руках, — у меня душа разрывается на части.
Я не знаю, где пропал мой дед: он мог быть здесь, у минометного расчета в деревне Мартюхи, мог быть в этих окопах, мог прорываться из окружения у деревни Всеволодкино, там, где строится сейчас монастырь, или в любом другом месте. Я не знаю, где он был в последние минуты своей жизни и как он встретил смерть, но я могу молиться и благодарить его».