Телефон: +7 (916) 117 37 72 | E-mail: info@stroimmonastir.ru

Я вам жизнь завещаю, что я больше могу?

13 Dec 2018
Off

Имя воина Игорь Долбик. Записала внучка Оксана.

Дорогой дед Игорь, это письмо тебе, моему молодому и красивому деду, с которым мы никогда не встречались.

Сегодня я снова смотрю на твою фотографию: на губах едва заметная улыбка, а глаза – грустные. Ты прошел всю войну и тебе – 18 лет! Невероятно!

Игорь Долбик

Игорь Долбик

Когда стало понятно, что война случилась, хотя верить еще не хотелось, но самолеты немецкие уже летели над родной Беларусью, ты взял метрику старшего брата Сергея, непризывного, и ушел на фронт в 15 лет! В 15 лет! Совсем мальчишка, романтик! Но уже понимал, что маму и дом родной защищать придется. И что ты увидел там, на войне? Смерть и боль. И так – четыре года без перерыва, под бомбежками и обстрелами в артиллерии. Сегодня на твоей гимнастерке медали и ордена, ты со своим орудием прошел по Европе, а тогда, под обстрелом гимнастерку украшала земля и кровь, осколки и раны.

И вот ты – прошел всю войну и жизнь твоя только начинается. Мирная жизнь. Тебе 18 лет. Ты учишься на юриста во Львове, живешь у дядюшки, и девушка тебе понравилась, та, что занимается за столом напротив в библиотеке. Реферат про Маяковского пишет. Так хочется жить!

Екатерина Романовна Глущенко

Екатерина Романовна Глущенко

Ты оканчиваешь юрфак и снова идешь служить, теперь уже в прокуратуру. Женишься на той самой девушке, возвращаешься в родные Барановичи, а потом – едешь в Минск.

Наверное, по-другому просто не умеешь, надо быть в форме. Надо действовать!

И ты делаешь, как теперь говорят, карьеру, и не где-нибудь, а в Минске, в столице родной Белорусской республики. И жена у тебя красавица, и такая маленькая и хрупкая дочь Светлана родилась.

Только жена Катя почему-то все чаще замечает, как ты грустен, когда никто не видит. Как ты сидишь за столом и что-то пишешь, только вот в газете публикуешь совсем не эти, другие статьи. Мог бы ты рассказать правду о войне? О своих ранениях, об убитых друзьях, о страхе, о смерти и боли? Моя бабушка, твоя жена, и так её, эту правду войны знала. Сегодня и сама вспоминает с неохотой, говорит, что многое хотела бы забыть и что мирной жизнью жить снова долго училась.

«До войны у нас была семья, большая, детей много, все вместе жили на Украине на одном Шляху. Строились быстро, всей деревней друг-другу помогали, и братья, и крестные, все рядом. Одна большая семья», — вспоминает бабушка Катя, сейчас ей за 90.

После войны не так. Она – молодая девчонка, отработавшая на комбайне за всех мужиков своей деревни Шаповаловки, ведь два брата ушли на фронт, только вот отца – механика не взяли, не было четырех пальцев на правой руке – влюбляется в тебя Игорь за то, что ты умеешь внести праздник в самые обычные будни. В библиотеке, где вы иногда переглядывались из-за книжек, отключают свет и ты приглашаешь девушку, еще не зная ее имени, в кино на картину «Девушка моей мечты». А потом провожаешь домой и задерживаешься под окнами. Она ведь, эта вот Катя и есть девушка твоей мечты, та, что может подарить тебе дом после четырех лет на поле боя. Неужели будет своя семья?!

И знаешь, что еще, ты ей понравился по-настоящему только, когда написал красивое письмо с признанием в своих чувствах, с предложением руки и сердца, с обещанием дать ей дом, где бы она могла растить детей. Ведь в этом письме, помимо рассудительности и зрелости, был еще такой живой стиль и – ни одной ошибки! Ты улыбаешься, дед? Да, она ведь учительница русского языка и литературы и грамотностью и стилем можно покорить ее сердце. И ты старался.

Сейчас бабушка говорит, что ты был очень открытым для жизни, спешил жить, все думал, как бы побольше успеть. Вот только раны душевные и телесные давали о себе знать. И ты не увидел, как дочка Светлана окончила институт, как она вышла замуж, как родились твои внуки. Мы с тобой, Игорь, так никогда и не встретились, зато теперь я знаю, в кого стала журналистом, оказывается, ты много лет работал в газете. Вот и я люблю встречать разных людей и просто рассказывать их истории.

На этой фотографии ты с орденом, с медалями, такой юный герой войны. Я сейчас вдвое тебя старше, но я узнаю твои черты в себе и я хочу так же радоваться каждому дню, действовать, идти, как это умел ты. Как там у Твардовского: «Я вам жизнь завещаю, что я больше могу?».

Я вам жизнь завещаю, —
Что я больше могу?
Завещаю в той жизни
Вам счастливыми быть
И родимой отчизне
С честью дальше служить.
Горевать — горделиво,
Не клонясь головой,
Ликовать — не хвастливо
В час победы самой.
И беречь ее свято,
Братья, счастье свое —
В память воина-брата,
Что погиб за нее.

Мише и Толе от отца

04 Nov 2018
Off

Имя воина: Павел Андреевич Блохин. Дата рождения: 1904 год. Место рождения: деревня Львовка Шацкого района Рязанской области. Воинское звание: лейтенант. Записала Мария Блохина.

Жизнь распорядилась так, что с прадедом не пришлось пообщаться ни мне, ни его внучке Татьяне. Павел Андреевич рано оставил созданную в юности семью и не занимался воспитанием сыновей от первого брака (в том числе моего деда Анатолия). Поэтому его биографию приходится восстанавливать буквально по крупицам. Процесс этот долгий, сложный и противоречивый, как сама жизнь деревенского парня Павла Блохина.

Детство и юность

Мой прадед, Блохин Павел Андреевич, появился на свет в первый день нового 1904 года в деревне Львовка Кермисинской волости Шацкого уезда Тамбовской губернии (на период войны и до сего дня – Шацкий район Рязанской области). В многодетной крестьянской семье, помимо Павла, были еще трое детей, две девочки – Шура и Лида — и мальчик Федор.

Небольшая деревня Львовка, в которой Павел родился и вырос, по утверждению местных жителей, получила название в честь помещика, князя Львова. Она и поныне располагается в живописном месте на границе Рязанской, Тамбовской и Пензенской областей. Окрестности были богаты реками, лесами, грибами и вишневыми садами.

По епархиальным сведениям 1911 года во Львовке числилось всего 50 крестьянских дворов. Правда, рядом находился волостной центр — крупное село Кермись, имеющее 270 крестьянских дворов и 2 240 жителей. Этот населенный пункт был островком цивилизац ии для уроженцев маленьких окрестных деревень, там располагались 4 школы, а также Христорождественская церковь, к приходу которой относилась деревня Львовка (вероятно, в этом храме и крестили Павла). Ближайшим большим городом был Шацк с населением более 16 000 человек (данные на 1913 год). Шацкий уезд располагался на севере Тамбовской губернии, где была распространена казачья культура. Там проживало много донских казаков, а Чернеев монастырь под Шацком был подведомственен Всевеликому войску Донскому. Тамбовская губерния входила в пятерку самых развитых регионов Российской империи, благодаря своему удобному расположению (отдаленности от фронтов), а также плодородным черноземным почвам, дававшим богатый урожай зерна, который местное население поставляло не только в другие губернии, но и за границу.

Увы, Павел всего этого благоденствия не застал. На его детство и юность пришлись Первая мировая война, отречение царя и приход к власти большевиков, чему не обрадовались жители губернии. Установленная советской властью непосильная норма сдачи хлеба государству (продразверстка), очередная мобилизация из и без того оскудевших мужиками деревень, массовые убийства священнослужителей и иной беспредел представителей «советов» на местах осенью 1918 года привели к Шацкому уездному восстанию под лозунгом «Долой советскую власть!», в котором участвовали не только казаки и зажиточные крестьяне, но и часть крестьянской бедноты. Восставшим даже удалось на несколько дней взять Шацк, и выбить их было возможно только при помощи войск НКВД, прибывших на подмогу из Ряжска, Рязани и Тамбова.

По свидетельству очевидцев, в отместку власть утопила мятежный уезд в крови. Однако весной 1920 года восстание вспыхнуло вновь, на этот раз в нем приняло участие около 7 тысяч человек. Подразделения ВОХР, посланные на подавление мятежа, не смогли выполнить свою задачу и сумели ликвидировать его только после прибытия войск Орловского военного округа к 19 апреля.

Между тем волна восстаний продолжала катиться по губернии, и в итоге вылилась в крупнейшее в истории советской России Тамбоское крестьянское восстание (1920 — 1921 годов). Стремясь подавить «упрямых кулаков», советская власть на Тамбовщине создала жесткий режим с уничтожением сел и деревень, массовыми расстрелами.

Мятеж был жестоко подавлен. Только убитыми повстанцы потеряли 11 000 человек. Репрессировано было по разным оценкам от 30 до 50 000 человек, многие были депортированы целыми семьями в Архангельскую губернию. Регион, бывший некогда житницей Российской империи, фактически скатился в нищету и потерял две трети населения: тысячи расстрелянных, сотни пустующих домов насильно депортированных, сожженные карателями населенные пункты. Если взять старую карту Тамбовской губернии и сравнить ее с картой сегодняшней, то можно увидеть, сколько тогда погибло сел и деревень. Репутация «бунтовщиков» и «кулаков» преследовала жителей этих мест вплоть до окончания Великой Отечественной войны. Репрессированные в 20-х годах участники крестьянского восстания были практически в каждой семье, что прямо отражалось на возможности родственников занимать какие-либо значимые должности. Из-за этого многие тамбовчане покидали родные места и в поисках лучшей жизни устремлялись в другие регионы страны.

Семейная жизнь

Долго учиться Павлу, как и большинству деревенских детей того времени, не пришлось. Он получил начальное образование, овладел самой популярной в этих краях профессией строительного мастера (плотника) и часто уходил на заработки в другие села и города.

Прадед был уверенным в себе, задиристым, высоким и складным, пользовался большой популярностью у девушек и рано создал свою семью. 11 февраля 1924 года, в 20 лет, он женился на скромной девушке из соседнего села с забавным названием Шарик – 18-ти летней Екатерине Леонтьевне Ворониной.

Вскоре в молодой семье появилось двое детей: Миша (1925 г.р., участник ВОВ) и Толя (1928 г.р. — мой дед). Еще до рождения младшего сына Павел Андреевич уехал на заработки в Казахстан, и оттуда (во многом благодаря стараниям собственной матери, которой почему-то активно не нравилась невестка) не вернулся. Произошел развод, нонсенс по тем временам, в результате чего моя прабабушка сошлась с вдовцом, имеющих 4-х детей от первого брака — родственником прадеда (возможно, троюродным братом) Наумом Блохиным, а Павел создал другую семью в Алма-Атинской области, женившись (приблизительно в 1928-1929 годах) на юной девушке Анне. В новой семье на свет появились еще двое детей: дочь Валя (1930 г.р.) и сын Владимир (1934 г.р.).

Блохин П.А. в 1932 г. с дочкой Валей

Блохин П.А. в 1932 г. с дочкой Валей

Сталинские репрессии

В Казахстане прадед с семьей проживал по адресу «станция Сары-Озек, дом 9» (современный Кербулакский район Алматинской области, линия Семипалатинск — Алма-Ата, в 93 км к юго-западу от города Талдыкорган ) и работал строительным мастером прорабского пункта той же станции на Турксибской железной дороге. Примечательно, что от вышеуказанной станции начиналась особо секретная автомобильная трасса, безопасность которой обеспечивала военная часть, находящаяся в подчинении разведывательного управления СССР. Этот путь снабжения китайской армии оставался самым надежным и действовал до конца 1944 года в условиях абсолютной секретности, сохраненной до нашего времени.

Блохин П. А. в форме железнодорожника 1937 год

Блохин П. А. в форме железнодорожника 1937 год

Вероятно, местные жители и работники станции находились под пристальным вниманием всевластного ока НКВД. На дворе стоял страшный 1938 год, своего пика достиг сталинский террор. В такой взрывоопасной обстановке достаточно было любого анонимного доноса, чтобы загреметь в тюрьму или быть «поставленным к стенке».

28 сентября 1938 года беда в лице сотрудников НКВД пришла в дом Блохиных. Павел Андреевич был арестован Дорожно-транспортным отделом Главного управления государственной безопасности Турксибской железной дороги (далее — ДТО ГУГБ). Прадеду — бывшему крестьянину, простому работяге, вменялось «участие в антисоветской правотроцкистской организации (вряд ли Павел вообще знал, что это такое) и проведение подрывной деятельности на Турксибской железной дороге».

Приговором, вынесенным спустя чуть больше месяца после ареста, 04 ноября 1939 года, Блохин Павел Андреевич был приговорен к 5 годам лишения свободы в исправительном трудовом лагере (ИТЛ) по ст. 58-7, 58-11 УК РСФСР.

Постановлением ДТО НКВД Турксибской железной дороги от 20 мая 1940 года дело по обвинению Блохина П.А. было прекращено за недоказанностью состава преступления. Получается, что прадед безвинно отсидел 1,5 года в тюрьме или лагере (а казахстанские ИТЛ считаются одними из самых страшных в системе ГУЛАГ из-за климата и невыносимых условий работы). Как и при каких обстоятельствах он смог добиться освобождения, уже будучи осужденным, да еще в пору расцвета лагерей, когда «трешка» лет заключения по итогам разбирательства считалась подследственным за счастье и постоянного увеличения «плана по расстрелу врагов народа», неизвестно. Можно лишь предположить, что выйти на свободу ему помог кто-то из друзей или знакомых, имеющих отношение к системе.

Великая Отечественная война

На фронт Блохин Павел Андреевич был призван в первой половине войны (в 1941 или 1942 году). Был офицером, проходил службу в звании лейтенанта. Побывал на специально созданном командованием Сталинградском фронте. Овладение Сталинградом было одной из важнейших задач германского командования, особенно после захлебнувшегося наступления на Москву. К началу Сталинградской битвы противник имел превосходство над советскими войсками в людях в 1,7 раза, в танках и артиллерии — в 1,3 и в самолетах — более чем в 2 раза.

Победа под Сталинградом обошлась нашей стране практически стертым с лица земли процветающим городом и реками крови. Советский войска потеряли на этом плацдарме убитыми 478 741 человек, раненными 650 878 человек.

Я не знаю, как мой прадед вообще выжил в этом аду. В память об этих событиях в семье хранится реликвия — высланная сыновьям (одному из которых меньше чем через год самому предстояло отправиться на фронт) фотографическая карточка с собственноручной надписью на обороте химическим карандашом «Память обороны Сталинграда. Отечественная война 1942 г. Мише и Толе от отца».

Блохин П. А., Сталинград, 1942 год

Блохин П. А., Сталинград, 1942 год

Оборот фото, 1942 год

Оборот фото, 1942 год

К сожалению, подробности боевого пути Блохина П.А. мне неизвестны. В ответ на мой запрос в архив Минобороны Республики Казахстан пояснили, что их архив начал формироваться в 1990-е годы, а значит, все данные переданы в ЦАМО РФ, который уже несколько лет не отвечает на письменные запросы о фронтовых дорогах участников войны.

После войны

С войны прадед вернулся в Казахстан. К сожалению, вторая жена Павла Андреевича рано умерла, оставив его одного с двумя маленькими детьми на руках. (Скорее всего это было уже после окончания войны). Тяжело мужчине было тянуть на себе бытовые вопросы в одиночку. В дом нужна была хозяйка и вскоре Павел Андреевич женился в третий раз. В этом браке тоже был ребенок, мальчик по имени Саша (предположительно). Но являлся ли он сыном прадеда, либо был ребенком новой жены от предыдущих отношений, неизвестно.

Павел Андреевич до старости жил и работал в Алма-атинской области. В 1954 году, после демобилизации с флота, к Блохину П.А. приезжал его сын Анатолий (мой дед), который в свои 25 лет в первый раз в жизни увидел отца. Увы, по понятным причинам родными людьми они так и не стали. В дальнейшем поддерживали общение лишь по переписке, которая прекратилась после скоропостижной смерти деда в возрасте 40 лет. Поэтому точно неизвестна и дата смерти прадеда, но жизнь он прожил большую, умер в возрасте за 70 лет.

стих-строим монастырь

Эпилог

Несмотря на то, что отношения с прадедом моя семья фактически не поддерживала, я с большим уважением отношусь к его воинским заслугам. Это единственный офицер в нашем роду, плюс участник тяжелейшей обороны Сталинграда. К сожалению, кроме вышеизложенной информации о репрессиях в адрес прадеда и его боевом пути мне более ничего не известно. Запросы в архиве прояснили лишь часть картины, а связь с родственниками по линии прадеда на данный момент потеряна.

«Точка — тире» как знак военного героизма

31 Oct 2018
Off

Имя воина: Иван Федорович Поляков. Дата рождения: 1922 год. Место рождения: д. Погореловка Петровского р-на Тамбовской области. Воинское звание: гвардии младший сержант. Дата смерти: 1984 года. Место смерти: с. Волчки Петровского р-на Тамбовской области. Записала Мария Блохина.

Есть профессия на белом свете,
Где ответственность всего важней —
Ведь авиадиспетчеры в ответе
За технику, полеты и людей.

Вместо предисловия

— Бабушка, а почему ты всех своих двоюродных братьев называешь только по имени — Михаил, Владимир, а одного всегда полностью — Иван Федорович?

— Его все только так называли, уважаемый человек был, в районе значимую должность занимал. И красивый был, не человек – картина!

— А что он делал на войне?

— Иван Федорович мне говорил, что в войну не с оружием ходил, а сидел и на кнопки нажимал, а что это означает — не знаю.

До войны

Двоюродный брат моей бабушки по отцовской линии, Поляков Иван Федорович, родился в 1922 году в деревне Погореловка Воронежской губернии (на период войны — Волчковский р-н Тамбовской области, ныне — Петровский район) в молодой крестьянской семье Федора и Прасковьи Поляковых. Мальчик был единственным ребенком у родителей. Глава семьи Федор Никитович скончался молодым во время вспышки эпидемии тифа. Прасковья больше замуж не вышла и воспитывала сына одна.

Маленькая деревенька Погореловка, в которой прошли детские годы Вани, раскинулась на открытой местности (лесов рядом не было), неподалеку протекала речка Матыра, куда ходила купаться местная детвора и ребятня из соседних деревень — Лазовки, Богушевки, Барановки. Всего в 2 км находился волостной центр — большое село Волчок (после Великой Отечественной войны — Волчки). Там располагались школы, больница, почтово-телеграфная контора и иные «блага цивилизации». Ближайшим крупным городом был Козлов (нынешний Мичуринск).

Ваня рос парнем умным, любознательным и помимо прочего слыл первым красавцем на деревне: высокий, худощавый, темноволосый, с правильными чертами лица, — и наверняка разбил сердце не одной деревенской красавице! Иван получил неплохое по тем временам образование, 7 классов, встречался с девушкой и готовился к прохождению 3-х летней действительной службы в РККА, на которую должен был отправиться летом 1941 года.

Призыв и обучение

Ивану Полякову повезло в самом начале своей военной службы, он был призван Волчковским РВК Тамбовской области 11 июня 1941 году, то есть за 11 дней до начала войны, в возрасте 19 лет и к 22 июня просто не успел принять присягу.

Моя бабушка так вспоминала первый день начала Великой Отечественной:

«Мне было 12 лет и осталась ночевать у матери Ивана, своей вдовой тетки Прасковьи, которая жила одна и очень тосковала после того, как на действительную службу забрали единственного сына. Дом находился на самой окраине нашей деревни. Спать мы легли на кровать, которая стояла над погребом. Ближе к утру мы проснулись от страшного конского топота, как будто кто-то галопом гнал лошадей. Не успели мы ничего толком сообразить, как поняли, что доска под кроватью то ли от сотрясения с улицы, то ли от чего иного просела так, что мы оказались в положении «ноги выше головы». Кое — как выбрались, гадая, кого это в деревню принесло в такую рань. А уж потом, когда совсем рассвело, узнали, что это были ездовые из района, которые принесли весть о начале войны и первые повестки на фронт. Все конечно испугались очень, а тетка Прасковья голосила громче всех, Иван-то, уже в армии был и она думала, что его первым погонят с немцами воевать».

Но на самом деле толкового и имеющего 7 классов образования юношу определили в войска связи и направили в 39 отдельный батальон, где стали обучать на телеграфиста-морзиста аппарата «М-44».

Связисты во время Великой Отечественной войны. Хроника

Достоинства этого аппарата состояли в простоте обращения, надежности, малом весе (всего 23 кг) и небольших размерах. Расход электроэнергии так же был невелик. Для нормальной работы требовался ток в десять раз меньший, чем для лампочки карманного электрического фонаря. Аппарат «М-44» мог действовать на расстояние до 500 километров, при возникновении необходимости передать шифровку на большее расстояние приходилось устанавливать промежуточные станции. Запись принимаемых телеграмм производилась на бумажной ленте в виде условных знаков «телеграфного кода». Чтобы его прочесть, телеграфисту нужно было хорошо владеть азбукой Морзе, в которой каждой букве, цифре и знаку препинания соответствовала определенная комбинация черточек (тире) и точек.

Так, например, буква «А» обозначалась одной точкой и следующим за ней тире, буква «Б» — тире и тремя следующими за ним точками и так далее. На практике вместо заучивания количества точек и тире и их последовательности запоминали так называемый «напев» (мнемоническую словесную форму), соответствующий каждому знаку кода Морзе. «Напевы» не являлись стандартными, они различались в зависимости от школы обучения или вообще не применялись (тогда обучаемый запоминал «мелодию» символа). От Ивана требовалось научиться передавать, расшифровывать и записывать телеграммы максимально быстро и качественно. Однако скорость передачи слов на подобном аппарате даже у опытного телеграфиста была весьма низкой — 400-500 слов в час.

Военная радиосвязь. Хроника

Военная радиосвязь. Хроника

Присягу при 39 отдельном батальоне связи Иван принял 15 августа 1941 года. В составе данного подразделения он пробыл до ноября и оттуда был направлен для дальнейшего прохождения службы в отдельную роту связи при одной из авиационных истребительных дивизий. Вступил в ряды ВЛКСМ. Непосредственно участником войны Поляков И.Ф. стал считаться с декабря 1942 года, когда был определен телеграфистом-морзистом в состав вышедшей из Резерва Верховного Главнокомандования 294 Истребительной авиационной Полтавско-Александрийской дивизии 4 истребительного авиационного корпуса (название приведено на середину 1944 года), которая впоследствии приказом НКО СССР от 2 июля 1944 года за образцовое выполнение заданий командования и проявленные при этом мужество и героизм была преобразована в гвардейскую, и к концу войны уже носила другое наименование: 13-ая гвардейская Полтавско-Александрийская Краснознаменная ордена Кутузова 2-й степени истребительная авиационная дивизия. Всего за время Великой Отечественной войны дивизия воспитала в своих рядах 12 героев СССР, а с 27 июля 1943 года по октябрь 1945 года она находилась под командование полковника И.А. Тараненко, также Героя СССР.

Но в конце 1942 года 294-я истребительная дивизия еще не была овеяна бессмертной славой. После организации ПВО района участков железной дороги Насосная — Махачкала (01.08.1942-01.10.1942 г.) и Клин-Дмитров-Химки (с 01.10. 1942 по 01.01.1943 г.) она находилась в резерве Верховного главнокомандования. Далее дивизия, в составе которой находился Поляков И.Ф., перешла в активное наступление, приняв участие во множестве боевых операций, среди которых Харьковские наступательные и оборонительные операции, Курская стратегическая оборонительная операция, Белгородско-Харьковская, Черниговско-Припятская, Кировоградская, знаменитые Корсунь-Шевченковская и Уманско-Ботошанские операции. За это время младший сержант Поляков в составе отдельной роты связи 294 ИАД успел сменить несколько должностей. С декабря 1942 года по февраль 1943 года он числился телеграфистом-морзистом, с февраля по июнь 1943 года — телефонистом, с июня 1943 года по июль 1944 — диспетчером.

Каждодневная работа младшего сержанта Полякова Ивана Федоровича в рамках вышеназванных боевых действий была отмечен медалью «За боевые заслуги» (Приказ №08/н от 24.06. 1944 г.). Примечательно, что данный приказ за подписью командира дивизии, Героя СССР, полковника И.А. Тараненко, совсем небольшой, там указаны всего три фамилии, причем двое из награжденных — летчики.

Вот что гласит приказ:

«Товарищ Поляков — участник Отечественной войны с 12.1942 г. по настоящее время на Воронежском, Степном и 2-м Украинских фронтах. За время боевых действий на указанных фронтах тов. Поляков четко и добросовестно выполнял свои функциональные обязанности, успешно справляясь с обязанностями диспетчера. В период наиболее тяжелой боевой работы, как-то: в Белгородско-Харьковской операции («Курская дуга» -прим. Ред.) и в операции по овладению и расширению за Днепровского плацдарма, ввиду неукомплектованности диспетчерского отделения, ТОВ. ПОЛЯКОВ РАБОТАЛ ПО 18 И БОЛЕЕ ЧАСОВ В СУТКИ БЕЗ ОТДЫХА, ЧЕСТНО ВЫПОЛНЯЯ СВОЙ ВОИНСКИЙ ДОЛГ. В повседневной работе тов. Поляков добивается отличного выполнения своих служебных обязанностей, НЕ ДОПУСТИЛ НИ ОДНОГО ЛЕТНОГО ПРОИСШЕСТВИЯ по несвоевременному учету и прогнозу метеоусловий. В дни напряженной боевой работы четко, своевременно и правдиво докладывал командованию дивизии и в вышестоящий штаб о взлете групп на боевые задания и возвращении их с боевых заданий, тем самым способствовал штабу в вопросах учета боевого состава, произведенных боевых вылетов и количестве боевых экипажей, готовых выполнять боевую задачу.

За четкое и образцовое выполнение своих функциональных обязанностей, что способствовало хорошей работе штаба, достоин правительственной награды — медали «За боевые заслуги».

Наградной лист Поляков и Ф За Боевые заслуги

Спустя всего несколько дней после награждения Полякова И.Ф. 294-я истребительная авиационная дивизия получила право именоваться гвардейской, и 22-х летний Иван Федорович стал обладателем соответствующего почетного нагрудного знака и приставки к званию, став гвардии младшим сержантом.

Правда, в гвардейском подразделении он провел всего 15 дней, а потом был направлен в город Саратов, учиться на летчика в Высшую авиационную планерную школу пилотов (ВАПШ г. Саратов), где был курсантом с июля 1944 по сентябрь 1945 года; затем был переведен в знаменитое Чугуевское авиационное училище летчиков (ЧАУЛ г. Чугуев, Харьковской области), которое в свое время окончили трижды герой СССР Н.И. Кожедуб, прославленные космонавты Леонов и Волков – также курсантом — с сентября 1945 по февраль 1946 года.

Получается, что в общей сложности Иван Федорович был курсантом почти 2 года, а следовательно наверняка совершал учебные полеты. Но в феврале 1946 года согласно учетной карточке к военному билету последовал перевод в писари. Почему же курсант Поляков И.Ф. так и не стал военным летчиком? Подвело здоровье? Не справился с учебой? Решил попробовать найти себя «на гражданке»? Увы, ответить на этот вопрос теперь невозможно. Писарем в ЧАУЛ Иван Федорович прослужил более года и был демобилизован 20 апреля 1947 года на основании Указа Президиума Верховного Совета СССР от 04.02.1947 года, отдав военной службе почти 6 лет.

военное фото и стихи

После войны

Повзрослевший 25-летний Иван вернулся в родное село живым — здоровым (в войну он ранен не был) с наградами на груди и трофеями в руках. Он привез подарки родственникам, матери и своей двоюродной сестре Марусе (моей бабушке), которой презентовал красивую кофту из козьего пуха, которую в силу трудного послевоенного времени носили еще и ее сестры. Первое время работал мастером на кирпичном заводе. Вскоре после демобилизации женился на интеллигентной женщине, местной учительнице Марии Тимофеевне. В браке у них родился единственный сын Евгений, красивый, похожий на отца (впоследствии парень получил образование и работал стоматологом-протезистом). С семьей проживал в селе Волчки Тамбовской области. Для того, чтобы продвинуться по служебной лестнице Иван Федорович много работал и учился. В возрасте 37 лет стал членом КПСС. В период с 1963 по 1968 год выезжал на жительство в город Тамбов (скорее всего — для получения высшего образования). Последние годы жизни работал на значимой должности, был управляющим районным отделением госбанка, решал вопросы предоставления кредитов местным колхозам. В силу специфики работы, а также личных качеств — человеческой открытости, общительности и веселого нрава — часто присутствовал на разнородных застольях, что в конце — концов изрядно подорвало его здоровье. Следуя советам врачей и, по всей видимости, имея недюжинную силу воли, Иван Федорович сумел отказаться от вредных привычек. Увы, прожить долгую жизнь это не помогло, Поляков И.Ф. скончался в возрасте 62 лет, оставив о себе добрую память.

Имя фронтовика гвардии младшего сержанта Полякова И.Ф. увековечено на стр. 171 т.11 Книги «Они вернулись с Победой» Тамбовской области.

Послесловие

Иван Поляков с двоюродной сестрой Шурой

Иван Поляков с двоюродной сестрой Шурой

Я записала Ивана Федоровича в ряды «Бессмертного полка» весной прошлого года, поскольку не знаю, жив ли сейчас кто-то из его прямых потомков. Запись получилась краткой, пара строк о нем со слов бабушки и текст найденного на сайте «Подвиг народа» наградного листа. Даже фото Полякова И.Ф. тогда найти не удалось, несмотря на то, что был перерыт буквально весь семейный архив. Однако фронтовая история бабушкиного двоюродного брата заинтересовала меня настолько, что я сначала расспросила о нем поподробнее, а потом приняла решение получить его учетную карточку, сделав соответствующий запрос в уже не раз помогавший мне архив Отдела ВКТО по г. Мичуринску, Мичуринскому, Никифоровскому и Петровскому районам. В связи с этим событием дома шли активные обсуждения в стиле «как плохо, что нет фото Ивана Федоровича, ты бы хоть посмотрела, какой он красивый был». И парадокс, буквально за несколько дней до получения запрашиваемого документа, была сделана неожиданная находка, небольшая коробочка, где оказалось больше 50-ти старых фотографий, в том числе фото Ивана Федоровича и старшей сестры бабушки, Елены, чье фото тоже значилось отсутствующим в личном архиве. После этого в голове немедленно всплыли строки 20-ти летнего поэта Николая Майорова, написанные в 1941 году:

«И пусть не думают, что мертвые не слышат , Когда о них потомки говорят».